Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург



***

Июль выдался холодным и дождливым. Отпуск в деревне предательски подходил к концу, и Ерофей скорбно готовился к встрече с родным заводом. Целыми неделями, за исключением нескольких солнечных дней, Априорев проводил за чтением пожелтевшей и рассыпающейся в руках, бабушкиной библиотеки. Или мечтал о Надюхе, соседской дородной девице с округлыми формами, длинными, до пояса волосами, и вечно улыбающимся лицом. Она частенько заходила к Анне Алексеевне, записать рецепты всевозможных разносолов, но настоящую причину ее частых посещений Ерофей понял немного позже. Пару раз Априорев встречался взглядом с ее манящими и игривыми глазами, но на этом их знакомство до поры, до времени и ограничивалось. Оставалось только мечтать и читать опостылевшие повести советских лет.

Вот и сейчас, Ерофей лежал на мягкой перине и листал какую-то старую и растрепанную книжку.

- Я баньку истопила, - поставила в известность внука Анна Алексеевна,
- Сходи, попарься. Скоро в Москву свою укатишь. Там баньки не будет.

- Да есть там все, - ответил Ерофей, захлопнув книгу.


***

Разомлев на полоке, Ерофей не услышал, как легонько скрипнула открывшаяся в парилку дверь. Но ощущение чьего-то присутствия заставило его открыть глаза. На пороге стояла Надюха, совершенно голая и до боли желанная. Ерофей сбросил ноги с полки, и быстро прикрыл ладонями причинное место.

- Ой-ой-ой, - смеясь во весь рот, Надюха сделала шаг в сторону Ерофея. – Эка невидаль.

- Эта…не подходи. Чего надо? Чего не стучишься? – Промямлил Априорев.

- Я и не знала, что кто-то здесь есть.

- Ну, …узнала, теперь уходи. - Менее уверенно произнес Ерофей.

- Нет, теперь не уйду. – Сказала Надюха, и примостилась рядом.

- Тогда я уйду. – Совсем уже неуверенно пробормотал Ерофей, и попытался встать. Надюха взяла его за руку, и от ее прикосновения Ерофей Априорев совершенно размяк, и снова опустил задницу на горячий полок.


***

Они сидели в предбаннике, завернутые в мокрые простыни и пили квас. Надюха, не отрываясь, смотрела на Ерофея, но он с идиотским видом рассматривал стены, деревянные шайки, сложенные в углу, свисающие гроздьями с потолка веники, в общем, все, что находилось в поле зрения, вызывало его живой интерес. Все, за исключением Надюхи.
- Хочешь меня? – И простыня упала с левого плеча деревенской нимфы, обнажив ее розовую и красивую грудь. Априорев захлебнулся квасом и истошно закашлял. Надя пересела поближе, и ее рука коснулась спины Ерофея. Кружка выпала из рук, и до сознания Априорева дошло, что он уже целует Надю взасос. Надюха скинула простыню, легла на скамью и широко раздвинула ноги.

- Ну, давай, столичный. Чего ждешь?

Ерофей неотрывно смотрел на полные розовые ноги, на курчавые рыжие завитки между ними, на непонятные складки, затаившиеся в этих кудряшках, но в мозгу его крутилась только одна мысль. « Наверное, он где-то там. Тот самый соленый клитор».

Ерофея, как магнитом потянуло к доселе невиданным прелестям, и он, низко наклонив голову, ткнулся лицом между ног Надюхи.

- Ты чего? Щекотно ведь. – Надюха рассмеялась и сдавила голову Априорева своими сильными ногами. Ерофей закрыл глаза, задержал дыхание, и коснулся языком таинственных складок. Затем сильно потянул носом воздух, и, …почувствовал вкус меда, свежего сена, молока, солнца, и еще чего-то, неизвестного, но приятного и даже немного знакомого. Надюха дрогнула всем телом, прогнулась и застонала, немного ослабив хватку.

- Ну, ты даешь, столичный. – Прошептала она, и опустила руки на голову Ерофея. «Не соленая! Не соленая! Напиздел Юрик.» Эта радостная мысль вертелась в голове Ерофея, и он продолжил с удвоенной энергией.
- Иди ко мне, – услышал Ерофей, и забрался на Надюху.



***

«Не соленая! Не соленая!» - С этой мыслью он быстро шел через двор. Но в дом не хотелось. Хотелось простора, общества людей, хотелось в московский прокуренный подъезд. И чтобы «Иверия», и чтобы гитара, и чтобы Кулаков произнес свое любимое про «соленый клитор». И тогда Ерофей усмехнется. Но усмехнется со знанием дела, а не как последний мудила.



За невысокой изгородью, Кузьмич возился с мини культиватором. Ерофей подбежал к забору и заорал, что было мочи:

- Не соленая!

Кузьмич вздрогнул, обернулся на крик, загородился ладонью от выглянувшего солнца и переспросил:

- Чаво?

- Не солена-а-ая! – снова заорал Априорев. – Понимаешь, Кузьмич!
- Пошел ты на хуй, столица малахольная, - беззлобно ответил Кузьмич и махнул рукой. До вечера по деревне, то тут, то там были слышны крики Априорева. К ночи вся деревня терялась в догадках. Или Анна Алексеевна накормила внучка постным, или Ерофей просто подвинулся головой.



***

Много было после этого соленых и не соленых, горьких и сладких, и просто никаких, но пахнущих так, как Надюха, не было уже никогда. А Ерофей Априорев вынес из всего этого один урок, который не раз помогал ему в дальнейшем в разных жизненных ситуациях, «никому нельзя верить на слово». Даже таким авторитетам, каким был в свое время Юра Кулаков.



Зеленый. Чуть вперед, и на бордюр. Априорев заглушил двигатель, поставил рычаг на паркинг, дернул ручной тормоз, и вышел из машины. Вошел в стеклянную дверь офиса, и направился к своему кабинету. Навстречу, улыбаясь, вышла Лена, секретарь:

- Ерофей Павлович, договор с субподрядчиками будете сейчас смотреть?

- Потом, потом. Кофе сделай мне, пожалуйста. – Ответил Ерофей.



«Кофе, это то, что сейчас нужно», подумал Априорев, и, провожая взглядом стройную фигуру Леночки, выходящей из кабинета, негромко произнес:

- Тоже не соленая.

- Что ты сказал? – Спросила, высунув голову из-за двери Лена.

- Я говорю, задержись сегодня. Ты мне нужна.



 


Просмотров: 1280 | Комментариев: 0
 

Похожие новости:
  • Маринка
  • Тяжёлый случай
  • Чуть не поймал
  • "Не солёная!"
  • Pum!
  • Новая микроволновка!
  • Стук!
  • Про жену :)
  • Нурсалий и король хомяков
  • Кусочек сердца :) Читать всем!

  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net