Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург

Полифония


17 декабря 2009 | Истории

- Куда пусик собрался? - игриво спросила Вера.
Они только что поебались. Вера хотела ласки. А вот Геннадий спешил.
- Домой, - буркнул он.
- К своей, - удрученно констатировала Вера.
- Ага.
- Слушай, но ты ведь меня совсем не любишь…
- Я тебя люблю, но меня ждут…
- А кто обещал развестись? Кто, бля?
- Вера, давай без истерик. Я тебе все уже сто раз объяснял…
- И сто раз обещал.



- Давай не будем? Вера, не доводи меня. Не испытывай мое к тебе хорошее отноше…
- Кто говорил, что бросит свою пизду престарелую? Кто говорил, что мы ребенка заведем? Кто? Кто, блядь? Кто, я спрашиваю?
- Эх, Вера! - вздохнул Геннадий и компанейски ей подмигнул: - Конечно, я знаю, что я обещал. Но если бы это было так просто! Надо подождать немного… Потом, имущество надо делить, совместно нажитое. А это - тоже не просто.

- Да тебе все не просто! - Вера и не думала успокаиваться, перейдя на визг: - Уходи, и не появляйся. Не желаю тебя больше видеть…
- Но, Верусик…
- Нё, Велюсик, - передразнила любовница. - Хватит уже, наслушалась этих баек. Я тебе не соловей, басни на хлеб не намажешь…
- Все, давай без обид? Я пошел…
Геннадий уже успел натянуть поверх трусов брюки. Теперь застегивал рубашку. Дело оставалось за малым - выскользнуть в прихожую, забрать пуховик, перчатки, шапку, барсетку. Обуться.
Ах да, еще носки остались…
И с ними как раз вышла проблема.
Быстрая, как пантера, Вера спрыгнула с дивана-траходрома и схватила носок, валявшийся на ковре.
- Отдай, - потребовал Геннадий.
- Не-а, - девушка уверенно покачала головой. - Отдам, если останешься.
- Вера, ну, прекращай ты этот детский сад. Давай я тебя поцелую?
Девушка фыркнула.
- Слушай, Вера, но мне торопиться надо…
Вера решительно прошла к открытой форточке и выставила туда руку с носком.
- Верусик, ну, пусик…
- Бля, - ответила девушка. - Я все про тебя поняла. Ты удавишься из-за вонючего носка. Ты - мелкий и подлый человечишка. Будь проклят тот час, когда я тебя встретила.
- Отдай носок, ну, зайка…
- Ладно. Если ты купишь мне колечко с бриллиантом.
- Куплю, все куплю! Носок только отдай!
- Сначала колечко…
- А что я - в одном носке, что ли?
- А что нет? Замерзнешь, что ли? Могу чулок дать…
- Тьфу, - сказал Геннадий и вдруг сообразил: - Только если я поеду, то и носки себе куплю новые. Рублей за пятьдесят. И не видать тебе тогда колечка.
- Все про тебя понятно, - горько произнесла Вера.
Она разжала руку, носок выпал, и холодный ветер понес его в пронизанном электрическим светом зимнем мраке этаким черным парусом.
- Нет, чтобы сказать: «Насрать мне на эти носки пятидесятирублевые. Вот тебе колечко!» Эх, Геннадий!
Однако Геннадий ее слова уже не воспринимал. Его с головой захлестнула волна ярости.
- Ты что же наделала, сука? А? Кто тебе разрешал?
- Пошел на хуй! - завизжала ему в лицо Вера.
- Ах ты, с-с-сучища! - Геннадий отвесил Вере хлесткую оплеуху.
Потом попятился, опасаясь поворачиваться спиной. Вера бросилась на него, хищно выставив алый маникюр.
***

Вере было двадцать семь. Она была значительно моложе Галины, жены Геннадия.
Познакомились они в Интернете.
Вера называла себя ведьмой, и это заинтриговало Геннадия. Говорила, что может сглазить. И действительно - в глазных хрусталиках у нее чернели какие-то крапинки. Впрочем, всерьез Геннадий паранормальные способности своей новой подружки не воспринимал.
А после того, как Вера провалилась на кастинге «Битвы экстрасенсов», Геннадий вообще перестал признавать существование оккультного таланта. Хотя девушка то и дело гадала то на картах, то на кофейной гуще. В смысл предсказаний Геннадий не вникал.
Правда, однажды, где-то с месяц назад, одно из предсказаний девчонки не на шутку его встревожило.
- Беду над тобой вижу, - заявила Вера, вглядываясь в крошечки кофе. - Видишь: это вот ты, а это беда… И притом ты ее сам зовешь. Видишь - вот руку протянул. В общем, ты сам будешь виновником несчастья.
Вера пыталась накаркать что-то еще, но тогда Геннадий заткнул ей рот поцелуем и, сладострастно мыча, поволок в комнату.
Он прекрасно понимал, к чему клонила девчонка. Женись, мол, на мне, и никакой беды не будет.
Однако предсказанная чушь не шла из головы…
***

Впрочем, этим вечером обошлось без драки.
- Уёбывай к своей женушке! - кричала Вера. - Уёбывай! Знать тебя больше не желаю.
Руками Вера, к облегчению Геннадия, выделывала странные пассы, алый маникюр вычерчивал в полумраке прихожей замысловатые траектории. Глаза горе-ведьмы вроде как блеснули.
Геннадий обулся, подхватил пуховик, шапку и барсетку.
- Проклинаю! - бросила ему вслед Вера.
Тяжело, на весь подъезд, хлопнула дверь.
- Да и похуй! - вполголоса произнес Геннадий.
Идти в одном носке было некомфортно и холодно. К тому же Геннадий наступил в подернутую льдом лужу как раз той самой ногой.
…Галина ничего не заподозрила. Геннадий вяло поужинал, навешал щелбанов сыну-двоечнику, попялился в телевизор, беззаботно поматерил Гришковца, о чем-то умничавшего в студии у Познера, и отправился спать.
Проснулся Геннадий от странного чувства, на полчаса раньше сигнала будильника. Геннадию казалось, что с его телом произошло что-то странное. Например, он испытывал странный дискомфорт в области живота.
Еще вчера тот представлял собой самое заурядное, поросшее слегка курчавым жестким волосом, брюхо. Но сейчас оно стало чем-то другим. Непонятным.
Геннадий ощупал себя под одеялом. С недоумением обнаружил, что привычное брюхо под майкой-алкоголичкой словно бы разделилось на две сравнительно одинаковые половины, между которыми пролегла странная и глубокая складка.
«Целлюлит, что ли? - промелькнула спросонья дурная мысль. - А он вообще заразен?»
Геннадий встал с постели и прошел в ванную.
У зеркала он задрал майку. Увиденное шокировало и напугало.
- Ну, ёб твою мать, - бормотал Геннадий, изумленно разглядывая свое отражение. - Ну, ёб же… Да что же это…
- Генусик! У тебя все в порядке? Почему ты ругаешься? - раздался из коридора голос Галины.
- Да-да, - неуверенно ответил Геннадий. - Все в порядке, ага…
Он быстро опустил майку на брюхо.
Впрочем, брюхом эта часть тела уже не являлась. За ночь на этом месте, словно в насмешку ад всеми законами природы и биологии, образовалась…
- Бля! - Геннадий поспешно погрузил руку в трусы, в область под спиной.
Первая жопа была на месте. Впрочем, теперь их у Геннадия оказалось уже две.
Геннадий глухо завыл.
***

Когда Геннадий пытался дозвониться Вере, бездушный голос робота сообщал, что аппарат абонента выключен.
«Симку поменяла, сучка!» - догадался Геннадий.
Однако попыток выйти на связь не прекращал весь день. Успех пока не сопутствовал.
Вечером Геннадий купил букет хризантем и пошел к Вере мириться. Сценарий будущего примирения в голове уже созрел. Он подарит цветы. Потом они пойдут в постель, потом… Ладно, если Верка хочет колечко, она его получит. Все лучше, чем с двумя задницами разгуливать. Бросать жену, впрочем, он не будет. Как бы обойти этот вопрос?
В окне Веркиной квартиры горел свет. С цветами в руках Геннадий мялся у подъезда, не решаясь позвонить в домофон. Заставать чертову колдунью следовало исключительно врасплох.
После пятнадцати минут топтаний на морозе, Геннадия все-таки впустила в подъезд какая-то старушка.
- К девушке идете, - умилилась она.
- Ага, - заворчал Геннадий. - К девушке…
Гигантскими шагами Геннадий взлетел, не дожидаясь лифта, на нужный этаж. Нажал на кнопку звонка.
Открывать дверь никто не спешил.
- Ну… - бормотал в нетерпении Геннадий. - Ты же дома, блядища. Я же знаю. Меня не обдуришь…
Ладно. Была не была.
Геннадий вдавил кнопку звонка, рассчитывая, что непрерывная и резкая электрическая трель все-таки заставит мерзавку выслушать его.
Минут через пять рука затекла. Из-за двери по-прежнему не доносилось ни звука.
- Ну, ёб же! - застонал Геннадий и принялся колотить по двери ногой. - Открывай! Открывай!
Лязгнул засов. Правда, на двери кого-то из соседей. В подъезд вышел здоровенный лысоватый бугай.
- Ты чё шумишь? - схватил он Геннадия за грудки. - Ты охуел, дядя? А ну, уёбуй отсюда, пока я твой букет тебе в жопу не затолкал…
«В какую из двух?» - чуть не ляпнул Геннадий.
Обошлось без драки.
***

Уже у самого дома Геннадий ощутил, что у него вышибает дно. В этом не было бы ничего страшного. Если не знать того, что подступило вовсе не туда, куда обычно. Переработанные остатки обеда в кафушке стучались, можно сказать, в новые ворота.
Стиснув зубы, Геннадий добрался до дверей квартиры, сбросил пуховик, шапку и обувь и бросился к сортиру.
Скинув свитер, расстегнув рубашку и задрав алкоголичку, он кое-как определил брюхо на сиденье унитаза. Ощущения были странными. К тому же тревожила мысль: «Это что же - теперь всегда так будет?»
Впрочем, додумать Геннадий не успел.
- Геночка! - раздался испуганный голос от двери. - Ты что делаешь? С тобой все в порядке?
- Уйди! Дура! Кто тебя учил врываться? - простонал Геннадий.
Он мог бы напустить туману, однако новая жопа вдруг издала громкий и предательский звук.
Галя отшатнулась и тихо, навзрыд, заскулила.
***

С Нюрой, бывшей соседкой по парте, Геннадий пересекся полтора месяца спустя, на «Одноклассниках». Встретились в кафе. Нюра пересказала свою незатейливую жизнь: свадьба, развод, дочь пубертатного возраста с соответствующими проблемами.
Потом поехали к Нюре домой.
До постели дошло очень быстро. Майку Геннадий снимать отказался. На всякий случай поставил Нюру на четвереньки.
- А, может, ты с женой разведешься? - сонно фантазировала бывшая соседка после.
- Может, - сказал Геннадий.
…На следующее утро проявилась еще одна жопа. На сей раз в подмышечной пазухе, слева.
***

- Вы долбоёбы, я с вас, на хуй, охуеваю! - Продюсер передачи «Минута славы» носился по служебному помещению и орал на ассистентов. - Вы кого, блядь, привели? Что это за уёбище такое?
- Не, а что делать, если акробат заявленный шею свернул? А тут этот на кастинг пришел…
- Бля, но вы головой отвечаете, разъебаи. Если что не так, то выебу вас, так и знайте.
- Да ладно, босс, все будет окей!
… - А сейчас у нас в гостях не совсем обычный гость, - Ведущий Александр Олешко старался сохранять умильное выражение лица. - Геннадий умеет извлекать звуки из своего собственного тела. Притом не просто звуки, а полифоническую музыку. Геннадий, как вы это делаете?
- Пусть это будет сюрпризом, - сказал Геннадий, вышедший на сцену в бесформенном балахоне. - Я долго тренировался.
- Что вы нам исполните? - поинтересовался другой ведущий, Вилле Хаапасаало.
- «Собачий вальс». Это моя любимая музыка.
- Давайте поаплодируем самому необычному из наших участников, - призвали ведущие и поспешили покинуть сцену.
Геннадий остался в одиночестве. Студия притихла.
Новоявленный артист ощущал брожение внутри своего тела. Не зря он несколько часов назад съел три тарелки горохового супа.
Решительным жестом он сбросил балахон, оставшись в блестящих озорными стразами боксерских трусах.
Публика ахнула.
Практически все тело Геннадия покрывали жопы - большие и маленькие. Чуть выше большой, на бывшем животе, располагались три поменьше. Присутствовали они и на ногах, и на руках. Даже на шее тут и там виднелись характерные борозды.
- Пук! - грохнула нотой «ми-бемоль» жопа на лопатках.
- Пук! - на тон ниже откликнулось правое бедро.
- ПУК! - басовито грохнула грудина.
- Пук-пук! - синхронно подпели подмышки.
На лицах жюри было недоумение, граничившее с ужасом. Леонид Парфенов застыл, раскрыв рот.
Он-то первым и нажал на красную кнопку, когда одна из жоп на шее Геннадия перестаралась, и оттуда брызнула бурая струйка.
Мгновением позже ударил по кнопке и Александр Васильевич Масляков.
Пожилую даму, бывшую некогда ведущей «Спокойной ночи, малыши!» вывернуло прямо на стол.
Публика свистела и улюлюкала. Но Геннадий был счастлив. Он все-таки произвел фурор на всю страну. Ведь всякую беду можно использовать себе во благо.


Мудрость Джоконды

В приоткрытую форточку хрущевки залетел утренний ветерок и заплаканная Настя автоматически натянула на свои голые плечи большую часть одеяла, оголив при этом волосатые ноги Николая, который курил в постели, сбрасывая пепел в майонезную банку пристроеную у него на поджаром животе.
- Коля, ну давай все забудем, как страшный сон, я прошу тебя, Коля! - голос тридцатилетней запуганной женщины буквально молил о пощаде.
- Забудем? Ты ахуела блять. Квартиру мою пропила с ебарями, мне за пять лет ни разу сраной карамельки не прислала, на свиданку не приехала, а мать мою в общей могиле зарыла, крыса ебучая? Заебись, ты тварь, устроилась. Только вот пиздец тебе настал - я тебе за мать родную зоб вырву, сука рваная, отвечаю.
Настя безнадежно зарыдала и уткнулась распухшим от слез носом в мятый пододеяльник..

- Коля, я если тебе денег дам! Много. Десять тысяч долларов! У меня от квартиры на книжке остались, дочке на учебу сберегла. Не хватит - я еще займу, мне Лизка даст! Возьми, Коля, я тебя прошу, я тебя умоляю! Купи ты себе машину и если не можешь сердце свое пересилить - расстанемся по хорошему...

Николай задумался, почесал пятерней запортаченное темно-синими наколками предплечье и цедя слова произнес:
- Все отдашь, сука. Все до копья. И хату эту подпишешь на меня - тогда отвалю от тебя, лярва ебучая. Но смотри бля, филки чтоб сегодня же были - 15 штук, иначе порву как грелку. А ща становись сука раком, пизду свою вонючую руками раздвинь и стой так - меня жди. Я схожу поссу, побреюсь и ебать тебя, паскуда, буду.

Настя облегченно вздохнул пышными грудями, отбросила одело в сторону и прогнувшись в узкой талии, сноровисто встала по собачьи, бросая преданные взгляды на мгновенно поднявшийся член бывшего мужа.

Николай с горечью рассматривал в зеркало свое заметно постаревшее лицо с глубокими складками на загрубелой коже и рваным шрамом у левого виска. Щетина выросла ровно на столько, сколько требовалось по рассказам корешей. Намылив щеки ароматным гелем, Коля умело побрился и аккуратно нанес хлопья мыла, перенасыщенные миллиметровой щетиной себе на залупу, стараясь уместить побольше этой мельчайшей, резанной взвеси под головкой эрегированого члена. Все шло по плану.

Голожопая Настя вот уже полчаса глухо стонала под напором Николая, который буквально насиловал жену своим каменным хуем, стараясь поглубже вколотить приготовленное снадобье во внутренности неверной женщины. Резанная щетина вместе со спермой попадет в ее бляцкую дыру, в ее трубы, в ее матку и еще хз куда, растечется там, приклеится к слизистой, что вызовет вскоре чудовищный воспалительный процесс, а затем и смерть предательницы... Настя же покорно кряхтела и одновременно улыбалась краешками пухлых губ, перебирая в памяти знакомых оперов, а в ее затуманеных глазах сквозила никчемная мудрость. Джоконды.



 


Просмотров: 1792 | Комментариев: 3
 

Похожие новости:
  • Московский снайпер (5 фото)
  • Свадьба
  • Немужик
  • Тест
  • Вань - смотри, какие карлики!
  • Птица
  • Не судьба
  • Новая микроволновка!
  • Пути господни!
  • ВОСЕМЬ ПРИЗНАКОВ ТОГО, ЧТО СКОРО ВЫБОРЫ:



  • serjio18  #1   17 декабря 2009 02:49   Комментариев :308   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 308
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 3.11.2009
    Статус: Пользователь offline


    Многа букав. Ниасилил wassat


    --------------------
       
     


    S E L D O M  #2   17 декабря 2009 16:43   Комментариев :2080   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 2080
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 12.06.2009
    Статус: Пользователь offline


    текст не несет смысловой нагрузки ИМХО.
       
     


    gonobobel  #3   17 декабря 2009 19:10   Комментариев :2225   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 2225
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 28.05.2009
    Статус: Пользователь offline


    зачем такой бред писать? dash
       
     
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net