Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург

Истории


3 марта 2010 | Истории

Первый секс

Неудивительно, что когда-то я был маленьким. В то время мы жили в уютной двухкомнатной квартирке у речного вокзала. Родители занимались обустройством своего молодого быта и работой, а в детском садике мне не нравилось. Видимо, поэтому каждые две недели я заболевал очередным ОРВИ, и очень скоро окончательно был передан на воспитание прабабушке и прадедушке

У меня была своя, как её все называли, «маленькая» комната с видом во двор. Смотрел я вниз, только когда болел или по другой причине, не мог отправиться гулять. В такие дни я оставался дома. Игрушек было много, часть из них хранилась в большом ящике, а часть в шифоньере в «большой» комнате. Но недолго, потому что однажды, когда я активно добывал игрушки из нижних отделов шифоньера, сверху упало стекло на мою, может, ещё по молодости не слишком умную, но уже крепкую голову.

В общем, в таком быте у меня никогда бы не возникли мысли об «этом», если бы не один случай. Как-то раз я шёл с дедушкой за ручку на прогулку и учился читать, уже зная, как пишутся слова «Универмаг» и «Продукты», и прочитал на стене в подъезде слово «Секс». Это слово меня сильно заинтересовало, и в вечернем разговоре я поднял взволновавшую меня тему. Ни бабушка с дедушкой, ни даже мама по телефону не смогли мне объяснить его значение, вернее внятно не смогли, просто сказали, что это происходит между мужчинами и женщинами. Иногда.

Однако с тех пор взрослые решили, что раз я поднимаю такие недетские темы, меня можно отпускать гулять во двор одного. Да и спокойно как-то было у нас на улицах.

Куда более приятные воспоминания у меня связаны с видом на окно с другой стороны, со двора. Когда было время обеда, и бабушка забрасывала в кипящую воду только что слепленные пельмешки, она вешала на окно газетку, и все во дворе знали, что мне пора обедать и сразу же кричали об этом. Разве бывает более вкусная еда, чем та, которую готовят специально для нас в детстве?

И вот я бегал, играл, обедал пельмешками, и рос, и вдруг в пять лет неожиданно влюбился. Она была… Я пытаюсь вспомнить, какой же она была, но ни внешность, ни что-то иное не выуживается из памяти. Из моих детских понятий всплывает только слово «красивая». Ну, не мог же я влюбиться в некрасивую девочку! В общем, какой она была, не важно. Её родители так же, как и мои, передали Надю на воспитание бабушке, и она появилась в нашем дворе.

Но влюбился я в неё не сразу, а только после секса. То, что иногда происходит между мужчинами и женщинами, у нас произошло в старой заброшенной голубятне. Мы играли в прятки, и это было далеко не самое плохое место, чтобы спрятаться. Правда, в ящике, предназначенном для хранения корма, на котором сохранилась дверь, способная закрываться, мог поместиться только один. Мы забрались туда всё-таки вдвоём, и, закрывшись, в темноте, среди высохшего комбикорма или птичьего помёта, оказались прижатыми друг к другу настолько сильно, что дышали друг другу, ну, практически в рот, очень часто и возбуждённо после беготни. Нас не нашли, но мы долго не хотели вылезать из нашего укрытия. И хотя в тот раз у меня ничего не вышло, думаю, это был мой первый сексуальный опыт, намного превзошедший последующие по силе эмоционального воздействия.

Секс преследовал нас с Надей около года, он был и в том, как мы раскрашивали книжки, прижавшись друг к другу коленками, плечами и щеками. И в том, что мы нашли воздушные шарики с надписью презерватив на упаковке и долго бегали по двору с ними, а взрослые почему-то прятали взгляды. Но это не могло продолжаться вечно. Я переехал к родителям и почти сразу же изменил Наде.

Когда мне исполнилось шесть лет, меня летом отвезли на дачу. Там я познал продажной плотской любви. В то время, а, кажется, это было лето сразу после смерти Андропова, иностранные жвачки были редкостью. И если у взрослых была своя валюта, булькавшая за стеклом бутылки, то у нас, детей, вкладыш из иностранной резинки мог сподвигнуть иных даже на преступление.

Вкладыша у меня не было. Зато была обёртка от жвачки с символичным, как позже выяснилось, названием «Маха». Юлька была в меня откровенно влюблена. Но признаться в этом в нашем возрасте было бы неудобно. Она избрала другой способ добиться моих чувств. Как-то раз она сказала: «Давай, я покажу тебе письку в обмен на обёртку»…

Некоторое время, я, конечно же, сомневался, так как такая обёртка была только у меня, а девчонок вокруг бегало не так и мало, и у них всех, я подозревал, были… Ну, сами понимаете, какие части тела. Но в итоге детское желание познать мир взяло верх, и я отдал ей обёртку. А в обмен увидел письку! Это было потрясающе! Я даже не догадывался, что это может быть столь интересно устроено. Единственное, что смущало: непонятно, как этим вообще можно писать.

В итоге, Юлька, потому что была влюблена, вернула мне обёртку от «Махи», и мы ещё много раз смотрели её письку в обмен на разноцветную бумажку.

В школу я шёл уже подготовленным и просвещённым в теме секса. Поэтому, когда третьеклассник запаривал мне якобы правдивый рассказ, что дети появляются после секса, я над ним смеялся. Тем более, что у меня секса было уже много и детей не образовалось, а у него вообще не было, но он очень хотел.

Помню, на перемене, я в очередной раз случайно занялся сексом. Я играл в салки и увидел очень красивую старшеклассницу. И мне её очень захотелось! Тогда я решил, что она тоже будет играть в салочки: я подбежал и уткнулся ей с разбега головой в живот. Красивый, упругий животик! Я почти погрузился в неё. Но она назвала меня дураком и не стала играть со мной.

После этого случая меня очень долго не тянуло к девчонкам. Наверное, я взялся за ум и за футбол.

Так продолжалось лет до одиннадцати. А потом я нашёл на верхней полке родительского шкафа видеокассету с интригующим названием «Укус вампира». Но это уже совсем другая история.

 

Логика

- Ты когда заходишь в парашу с целью посрать, то что в первую очередь делаешь? – Тимка вопросительно вскинул своими глазами на меня.
Он всегда, когда нажирался таблеток, задавал непонятные человеческой логике вопросы.
- В смысле? Если я иду посрать, то естественно сру! – я уже привык к дибильным Тимкиным вопросам, поэтому ответил ему не задумываясь, зная, что через пять минут последует вопрос, дибильнее предыдущего.
- Нет, ты подумай. Вот зашел ты в туалет, опустил крышку унитаза, снял штаны, потом трусы, потом сел на унитаз и что ты делаешь?
- Сру.
- Точно? – Тимка как-то недоверчиво посмотрел на меня.
- Точно.
- Срешь, а не сцышь? Ты уверен? А то у меня бывает сажусь на унитаз, сначала сцу, а уже потом сру, хотя хотел срать. Ты понимаешь, этот вопрос очень важен для меня.
- Бля, Тим, отъебись, у меня завтра зачет по логике, а ты заебываешь.
- Ну ладно, я тогда пошел...

«Логика» в голову не шла. Тимкин вопрос, заставший меня врасплох, почему-то глубоко засел в моей голове. «Что за дибилизм, - думал я, - к чему этот вопрос? Хотя, с другой стороны, он имеет право на существование. Это же, наверное, важно, что я делаю в первую очередь, когда хочу срать.» Я встал со стула, решив побродить по общаге, и вышел в коридор.

В коридоре сидел обдолбленный Серега и, как обычно, напевал себе под нос лишь одному ему известную мантру.
- Серый, ты в норме?
- Ну? – он попытался открыть глаза и посмотреть на меня, но ему это не удалось.
- Слушай, понимаю, что вопрос сам по себе дурацкий, но что ты делаешь в первую очередь, когда идешь срать в туалет?
- Иди нахуй.
«Мда, Серега, как всегда, очень лаконичен» – подумал я и попиздил на восьмой этаж к Юрику.

Юрик был не один – он как раз ебал какую-то первокурсницу пыхтя на ней, как ацкий паровоз, но когда я зашел к нему и, не обращая внимания на крики этой молодой шалавы, задал Тимкин вопрос, он остановился дергаться и рвать на куски ее тело, вынул хуй из девки, потом слез с кровати и, помахивая им в такт ходьбе, проследовал к тумбочке. Из тумбочки Юрик извлек бутыль самогона, который был так удачно куплен им вчера на вокзале, какую-то консерву, жестом пригласил меня сесть за стол и сказал: «Давай подумаем с точки зрения науки».

Думали недолго – бутыль закончился через двадцать минут и нами было принято решение привлечь к работе над обдумыванием такого важного вопроса Пашку, известного во всей общаге опездола и распиздяя, которого сам декан исключал из института уже три раза, но деньги папы и узкая пизда Пашкиной мамы брали всегда свое – Пашку восстанавливали. К Пашке мы зашли очень даже вовремя – смачная пяточка была уже забита и готова к употреблению.
- О! Пацаны! –обрадовано закричал Пашка.
- О! Пашка! – обрадовано закричали мы ему в ответ.
- Курнем. – Пашка не спрашивал, он утверждал.
- Можно. – Мы тоже не спрашивали, мы соглашались.

Через десять минут, озадаченный Пашка, звонил домой своей маме и спрашивал ответ на животрепещущий для него вопрос по поводу сранья. Мама, видимо была занята в это время, потому что Пашка, положив трубку сказал: «Послала меня нахуй.»
- Да? – удивились мы с Юриком.
- Да. – сказал грустно Пашка и предложил спуститься к вахтеру дяде Мише, который был очень образованным человеком и знал ответы почти на все вопросы.

Дядя Миша сидел у себя в будке, пил пиво с раками, заботливо презентованными мамой какой-то первокурсницы.
- Дядя Миша, а ты когда срать хочешь, что в первую очередь на очке делаешь? – в унисон спросили мы у самого знающего во всей общаге человека.
Глотнув пива, Дядя Миша смачно отрыгнул и, повернувшись к нам, сказал: «Будете заебывать – хуй кого на ночь к вам пущу». Потом он залпом отхлебнул из литровой бутылки еще пива и занялся раками...

… Шел третий час устного зачета по логике. Я, тупо уставившись в билет, думал о заданном вчера Тимкой вопросе. Вчера за ночь мы обошли всю общагу, но в результате проведенных консультаций так и не добились однозначного ответа, что делают люди в первую очередь, когда хотят срать. В процессе раздумий, я не заметил, как ко мне подошел наш преподаватель – Георгий Иванович.
- Вы готовы? А то Вы последний из группы остались.
Я набрался смелости, шумно выдохнул воздух и поднял глаза на препода.
- Георгий Иванович, а что вы делаете в первую очередь, когда заходите в туалет посрать?
Георгий Иванович улыбнулся, посмотрел на меня по-отечески, подошел к столу, за которым любил сидеть вытянув ноги, и включил микрофон.

Эхо донесло до меня слова преподавателя: «Когда я хочу срать – я захожу в туалет и в первую очередь пержу. А вот Тимофею своему передайте, что хуй он у меня зачет сдаст – трамадол убил в его мозге любое подобие логики.»

Жопа Говорящая


И все бы ничего, если б не эта старая сука из дома напротив, которой не спится в шесть утра, именно из-за неё днем раздался стук в дверь моей съемной хижины. Я, честно говоря приохуел, потому что давненько никто в дверь-то ко мне не стучался.
- Кто?
- Милиция!
- ???
- !!!!
Я щелкнул щеколдой, дверь подалась, за ней я увидел невысокого в сером бушлате и шапке старлея лет сорока, сутулого и злого с потертой кожаной папкой наперевес.
- старший лейтенант Глыба, - изрёк уставшим баритоном мент.
Я попятился: - здрастье!
- Здравствуй, жопа, новый год… - без эмоций произнес мент и твердо шагнул в хату, - Куда можно присесть?
- Да вот на кухню проходите, - услужливо подвинул я табурет.

Старлей устало притабуретился, снял шапку. Авторучка, лист потрепанной бумаги, провел ребром ладони по листу, подул на него и поднял на меня усталые глаза. Блядь, как он на меня посмотрел! Я вообще-то и так милицию не очень, а тут – прямо в лицо потянуло мне затхлым запахом казематов, на зубах заскрипел черный черствый хлеб с песком, встали в глазах пеленки чугунных узоров, поперек горла встал свинцовый ком…я обмяк и сел на скрипучий стул.
- пиздец, жопа! – удалось мне выдавить из себя.
- чё, бля?! …ладно фамилия, имя, отчество, дата рождения и место рождения полностью.
Я лепетал, он строчил, потом дошли до цели его визита:
- Соседка твоя, из дома напротив, жалуется, вот заявление написала, мол, по утрам с балкона голый зад ей, старой женщине показываешь, - он почесал подбородок, – старость, подонок, обижаешь.
- Да я не нарочно, и… всего пару раз… и потом - она меня сама попросила… город ей показать…
- и клевещешь…
- …да клянусь! Вы послушайте, я сам-то не хотел, она сама привязалась – покажи да покажи…
- Кто? Бабка?! Сама?
- Да нет, не старушка… не старушка… жопа…
Мент положил авторучку на стол и снова посмотрел на меня, но уже по-другому. Как-то жалостливо, как смотрят на больных и убогих.
- Жопа, значит…
- Да! Жопа! – вдруг нервно крикнула моя пятая точка…
- ой, - одной рукой я прикрыл свой пердательский чревовещатель, а другой машинально открыл холодильник и достал непочатую бутыль водки.
-не понял… - мент отодвинулся от стола и как-то по собачьи наклонил голову, видимо, прислушиваясь.
- Да просто водка у меня осталась тут после праздников…
- Хули ты не понял? – вдруг раздалось у меня из нижней части спины, - тебе же говорят....бу-бу-бу-бу-бу-бу-бу!!! – я прижал ладонь плотнее.
- Вы уж простите, вот все время так, - растерялся я , - ну не воспитанная, что поделать, все-таки задни….
- Закуска в доме имеется? – вдруг перебил страж порядка каменным голосом, - устал я чё-то, в отпуск мне надо, а может быть вообще на пенсию….

…первые три прошли на ура и без закуси, в голове посветлело, все как будто встало на свои места.
- …я когда в первый раз услышал, вообще чуть не ебанулся, думал, пиздарики, белочка, допил к ебеней фене, - продолжал я свое повествование Лёхе, так звали в миру старого мента, который к этому времени снял уже галстук и закурил, и только головой покачивал, - я тогда как раз с женой развелся, в другом городе жил в то время, бухал по страшному, нет не от горя, от неожиданно нагрянувшей свободы, и проснулся как-то ночью – слышу плачет кто-то, Ёп! Я вскочил, эй-ай-уй! Ктоблягде?!?!? Потом успокоился, хули нервничать – глюк! Был - пройдёт. Спать обратно лёг, да не отпускает нихуя… Да ну нах!!! Жопа плачет! Потом доибалась с разговорами, расспросами.. до утра седым я дожил, в общем. Потом привыкать начал, а хули – все хоть не один, когда один. Подружились как-то, хотя иногда спорили, и ругались даже. Вот тогда и приняли мы решение по стране поездить, мир посмотреть, вот сюда нас и занесло – не могу сейчас сказать точно: то ли меня с жопой, то ли жопу со мной… Вот хули, теперь здесь, хотя скоро съебемся, и жопа привязалась, мол так обидно, всё-время вообще нихуя не видеть, да в лучшем случае только назад смотреть и то на самое непотребное. Вот я и сжалился, решил ей город показать, вид на зимнее море… и тут старуха эта, блядь трухлявая, я видел, как она мне кулаком грозила, не спится ей, цветочки она свои чахлые поливала, сука…в общем вот так мы и живем все время вместе – я и жопа.
- я же говорила, надо было к ней в гости сходить! – вскрикнула задница, - и в психушку её отправить, а если б «чёрного ворона» спеть дуэтом, то можно было бы и под землю её, гнилушку, укатать!
- мммда-аа…, - Лёха затянулся, выпустил синюю струйку, сколько лет таскал он шкуру по отделам, участкам и хатам, сколько видел дебоширов и ублюдков, наркоманов, засранных детей и их лупоглазых мамаш, вонь, шмонь, мразь, блядь… видел и просто хороших людей, дохуя чего видел… а сейчас он сидел, тянул молча сигарету и все казалось ему такой хуйнёй…, - наливай…
- Мне –то хоть приличия ради рюмку налейте, ептеть!
- Уймись, жопа говорящая, тебе клизьмы не прописывали! Ха!

И долго горел еще свет на кухне двухэтажной малосемейки, и кто-то разговаривал, и пьяным трио тянул «черного ворона»…

Преимущества шлюхи над любимой девушкой

Шлюхи - уникальные человеческие особи женского пола, призванные экономить ваше время, деньги и нервы. Шлюху не нужно выгуливать, ей не нужны дорогие подарки, от которых она должна поуши влюбиться в вас, чтобы позволить взять её во всех позах. Она не переживает, что вы задержались на 40 минут с работы и не орёт на вас, если вы припёрлись домой в 3 часа ночи в подвешенном состоянии. Ей не нужна ваша любовь. Ей срать, что ваша мама - редкостная стерва, а отец - слесарь-сантехник в пятом поколении. Она не комплексует по поводу вашего миниатюрного пениса. Не просит вас каждый вечер врать ей на ухо, как вы её любите. Шлюха - это такая девушка, которую можно послать после первого секса так далеко, на сколько позволит ваша фантазия, при этом она не станет надоедать вам периодическими звонками на мобильный. Она не будет мстить за то, что вы её бросили, не станет следить за вами, пытаясь выяснить, кто ваша новая избранница, чтобы потом выдернуть ей пару клоков волос в тёмном переулке. Шлюхе важно лишь время, которое вы пользуетесь ею, за которое вам придётся заплатить всегда определённую сумму, в то время как сумма секса с любимой девушкой зачастую лавирует от цены за ужин в ресторане до стоимости обручального кольца. Шлюхам не интересно, как вы провели день на работе, они не будут докучать вам назойливыми вопросами типа: "Ты не хочешь узнать, как у меня прошёл день? Сколько я сегодня проебала денег в модных бутиках по пути домой?

Как ко мне приставал таксист, а я влепила ему тааакую ахуетительную пощёчину, что тот... Блаблабла...". Шлюху не обязательно катать каждый день на дорогой машине, прожигая драгоценный бензин и загрязняя атмосферу ядовитыми выхлопными газами. Вам может быть строго похуй на то, когда у снятой вами шлюхи день рождения, критические дни, годовщина свадьбы мамы с её шестым мужем; сколько годиков в этом году исполняется её любимой псине с отвратительной крысиной мордой и бредовым именем Фуфик; сколько парней у неё было до вас, после вас и во время вас, о которых она всегда стеснялась вам признаться; какие шторы купить к этим обоям и подходит ли ей это платье под "вот эти вот абалденные" туфли из меха тушканчика. Вам может быть плевать, сколько стоит шуба у Светки и с какой скидкой она её купила. Со шлюхой вам будет фиолетово на то, как она одета ночью во время секса, ведь для вас главное - пристроить своего маленького дружка в тёплом гнёздышке её вагины, раздолбаной бывшим парнем-половым гигантом, а не осыпать партнёршу заоблачными комплементами, пока ваш дружок не передумает и не плюхнется на бочок. Шлюхе плевать, что ты не смог довести её до оргазма за те 18 секунд удовольствия, пока вы сами не кончили. Она не обидится, если вы не сможете сходить к ней к парикмахеру из-за важной деловой встречи и опосля не будет закатывать истерики из-за того, что ей обсифонили волосы не тем дихлофосом. Она не будет дуться, видя, как вы весь вечер пялитесь в монитор и пишите всякий бред о сравнении шлюх с рядовыми девушками.

Вывод:
шлюхи - 1000 рублей в час - 0% потраченных нервных клеток;
девушки - деньгососущие твари - постоянно понижающийся процент уровня нервных клеток в организме.

Итог:
шлюхи - 10 баллов;
девушки - 0,5 балла (за вредность).



 


Просмотров: 4280 | Комментариев: 1
 

Похожие новости:
  • Как я ходил в редакцию
  • Святое дело
  • Был у меня хомяк
  • Бизнес по-белоруски
  • О чём дрочат женщины
  • Жопа - это святое!
  • По ком звонит анальный шарик
  • Чуть не поймал
  • Замечательный сосед
  • Тест



  • WISTHERON  #1   3 марта 2010 13:11   Комментариев :937   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 937
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 2.01.2010
    Статус: Пользователь offline


    вот за последнее респект!
       
     
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net