Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург

Истории


5 мая 2010 | Истории

Пневмопривод

Зачем мы с Семёнычем поехали в Брянск я, пожалуй, и не вспомню. Это было, когда сорок первый Москвич еще считался новым и даже, в некоторых местах, хорошим автомобилем. Причем здесь Москвич? А притом, что мы на нем поехали.
Сашка – водителем и мы с Семёнычем. Про меня я рассказывать не буду, про меня рассказывать нечего – личность я скушная, обыкновенная и изрядно поднадоевшая к тому же мне.

Сашка же наоборот совсем. Он всем рассказывал, что водитель для него профессия временная и вообще не профессия, потому что он с Шохиным продавал арабам красную ртуть, на них наехали за демпинг и теперь он у нас в водителях скрывается. А если кто про него расскажет, то ему враги дадут за это целый миллион долларов в чемодане и бочку варенья с печеньем, но таких гнусных людей Сашка еще не встречал и сам готов заплатить два миллиона, чтобы его не выдали. Сейчас, правда, у него с собой нет, но надо заехать в одно место и там забрать хоть десять, если удастся дверь открыть, заржавела потому что. Надо сказать, что люди мы хорошие: за два года Сашкиной работы у нас никто еще не польстился ни на доллары, ни на варенье и не выдал неприметного, сорокапятилетнего торговца красной ртутью.

В отличие от скрывающегося Сашки Семёныч слыл личностью известной, и даже, некоторое время, публичной. В молодости он был ужасным бабником, прознавшая о его похождениях жена подала на развод и, используя свое служебное положение корреспондента Литературки, тиснула о нем статью на целый разворот, где подробно описала чуждые советскому социалистическому строю буржуазные пороки развратного Семёныча. Статья несколько подпортила Семёнычу карьеру, не дав подняться выше руководителя группы, закрепила за ним пожизненную славу ловеласа и донжуана, а от девок отбоя не стало совсем. Я сказал ужасным? Оговорился. Бабником он был вполне симпатичным и даже к своим шестидесяти трем имел внешность Бельмондо с его знаменитой улыбкой.
Вот с такими парнями, московской ночью я и выехал в город Брянск по казенной надобности. Семёныч спал на заднем сиденье, я боролся со сном на переднем. Проснулся от тишины и Сашкиного ворчания. Дорога не задалась: в предрассветном тумане мы пропустили нужный поворот и отмахали сотню километров в ненужную никому сторону. Вернулись, и вскоре уже ехали по Брянским лесам, знаменитым своими партизанами. Добравшись до Брянского ремонтно-механического завода, мы с Семёнычем оставили Сашку в машине и отправились по делам. Я ж и внимания не обратил на его слова: радиатор надо бы посмотреть - течет, наверное. А зря. За два часа нашего отсутствия, на небольшом пустыре рядом с проходной, Сашка разобрал пол машины. Грея лудильный молоток, шипела паяльная лампа.
- Твою мать, - только и сумел сказать вежливый Семёныч, - Саша. Похоже, нам придется уходить в партизаны на неделю.
- Не, Семёныч, - Сашка был полон оптимизма, - если вы мне поможете, через час тронемся.
Тронулись через два. Мы отъехали от Брянска не больше чем на двадцать километров, когда двигатель заглох, накашляв и начихав напоследок.
- Фильтр тонкой очистки забился, – уверенно ляпнул Сашка, останавливаясь на обочине, - сейчас мы его уберем, а потом купим.
Сашка полез под капот, вытянул оттуда пластиковую коробочку фильтра, посмотрел на просвет.
- Совсем забился, ага, - заявил Сашка, нифига не увидев, и соединил трубки напрямую, - можно ехать, - он закрыл капот.
На этот раз двигатель закашлялся и заглох через пятнадцать километров.
- Бензонасос, - Сашкино заявление прозвучало еще уверенней, - перегрелся.
- Сейчас мы его уберем, а потом купим, - Сашкиным тоном съехидничал Семёныч с заднего сидения.
Насос был обмотан мокрой тряпкой для охлаждения, и мы поехали дальше. Через десяток километров встали снова.
- Клапаны в насосе «не того», - Сашкина уверенность была непоколебима, - надо разбирать.
- Сейчас мы его разберем, а потом новый купим, - снова удивил своим оптимизмом Семёныч.
Сашка разбирал насос, я подавал отвертки и ключи, а Семёныч руководил и топтался чуть позади нас на самом краю обочины.
- Ну кто так делает, по-другому же надо, – очередной раз сказал Семёныч и сделал шаг назад. Его голос неожиданно прервался: Семёныч ушел под откос подобно фашистскому эшелону – не редкий случай в тех краях.
- Семёныч, ты, что в партизаны решил с горки отъехать, или просто поскользнулся? – Спросил Сашка, и мы полезли вытаскивать Семёныча из кювета.
Вскорости мы собрали насос, не обнаружив в нем никаких отклонений от нормы, и поехали дальше. И через десять километров встали.
- Ну точно клапаны, - Сашка снова полез разбирать бензонасос.
- Я же говорил, что клапаны, - подтвердил он свое предположение, когда силуминовый шток клапана отскочил от головки, - надо новый покупать.
- Вообще-то, про "новый покупать" это я говорил, - Семёныч безуспешно пытался оттереть травяные следы своей партизанщины с джинсовой куртки.
Мы поймали попутку, и Сашка отправился за бензонасосом. Часа через три он вернулся с покупкой. Магазин автозапчастей на наше счастье был недалеко. Стемнело, кое-как поставив бенсонасос на место, мы решили переночевать на дороге: недалеко виднелся пост ГАИ, возле него горел фонарь, создавая некоторый уют.
Утром тронулись. И заглохли через пятнадцать километров.
- Бензопровод засорился, - очередная Сашкина мысль была высказана не менее уверенно, чем все остальные, - надо продуть.
После продувки мы проехали целых двадцать километров. С пятого раза продувка бензопровода вошла в привычку и была слаженно отработана до мелочей: Сашка открывал капот и снимал трубку с бензонасоса, Семёныч открывал лючок и отвинчивал крышку бензобака, я доставал ручной насос и пятью-шестью качками продувал трубки.
Сколько раз мы останавливались до Москвы, считайте сами: продувки хватало на двадцать километров. Засорился не бензопровод. Оказалось, что во время последней заправки в бензобак попала грязь в таком количестве, что осаживаясь на сеточном заборном фильтре, она плотно перекрывала доступ горючего наружу.
В Москву мы въехали вечером. Было еще светло, и мы остановились на стоянке такси около метро Варшавская. Сашка скомандовал продувку, и мы высыпали из машины. Нашей скорости и слаженности завидовали лучшие подразделения антитеррора, а их командиры нервно грызли ногти. Свободные таксисты смотрели на нас, открыв рот. Мы уже садились в машину, когда ближайший, ошарашенный происходящим, автовладелец задал вполне ожидаемый вопрос: чего это вы там накачиваете?
- Экспериментальный Москвич, мужик, - Ответил Сашка своим уверенным голосов, в котором звучала сама искренность, - на пневмоприводе. Компрессор поломался, приходится вручную качать. Двадцать качков насоса – на двадцать километров.

И мы уехали, оставив мужика переваривать идею первого гибридного, пневмобензинового привода.

Волшебные пузыри Алтынай

Когда Вовка Кукушкин раньше слышал слово «халупа», ему представлялась обосранная и кишащая тараканами квартира. В его подсознании атрибутами такой квартирки непременно являлась железнозубая тётка, с усами и небритыми, дурнопахнущими подмышками. Хозяин халупы Вовке виделся в засанных трусах и тельняшке. Эти тётя и дядя мило улыбались, и приглашали, дескать, давай, заходи, хуйли встал на пороге. Жуткая картина…

Все эти догмы рухнули, когда Вовка поступил в институт. Данное учебное заведение находилось в областном центре, и ему, скрепя сердце, пришлось покинуть отчий дом.
В итоге он поселился в студенческой общаге. Комната была на четыре рыла. Халупа, из юношеских представлений Вовки, давала сто очков той жилплощади, в которой ему и трём ребятам из города, с пугающим названием Щварц, пришлось налаживать маломальский быт.

Космос, Чема и Лошадь оказались простыми и душевными парнями, и дружно нарядив Вовку погонялом Кука, практически сразу начали скрашивать с ним аскетизм и суровость обстановки затяжными сабантуями, прерываясь только на учебный процесс. Как выяснилось во время этого самого процесса, дамы на их курсе оказались лишены комплексов, и с радостью принимали участия в фестивалях. Правда, все эти обезьяны были или косорылыми, или кривоногими, или без сисек, что самое страшное.
В одном из первых замесов, когда собралось много малознакомых лиц, Кука прямо за столом зарядил в чан одному чуваку, наивно полагая, что он китаец, и, возможно, знает приёмы каратэ. Ему, пиздец как, захотелось с кем — то поработать в спарринге.
Когда «китайца» привели в чувства, выяснилось, что это просто этническая казашка, звать её Алтынай, и к династии Ли, а тем более Минь, никакого отношения не имеет. Просто платьев на беду свою она не носила, а носила короткую стрижку и нулевой размер. Про еблет, наверное, лучше умолчать.
Пришлось Куке отъебать её этим же вечером, в качестве компенсации за глубокий нокдаун…

Таким «макаром» пролетело полтора семестра. В коллективе единомышленников наметилась небольшая проблема. Лошадь перестал усердствовать как в учебном, так и в развлекательном плане. И начал надолго исчезал из поля зрения. Когда на пару дней, когда на неделю.


К весне он вообще прихуел. В один из апрельских дней, приятели обнаружили Лошадь, лежащем на кровати, в крайне подавленном состоянии. Было видно, что его скрутил адский депресняк.

— Ты что закручинился, а, Лошадь? Овёс что ли подорожал? – Космос нагнулся и посмотрел в глаза страдальца
— Прёт — резюмировал Космос, повернувшись к Чеме и Куке, — видать впоролся.

— Ничего я не впоролся. Зинкин гипноз просто не отпускает,- лениво ответил Лошадь.
- Зинка- это кто? – Кука исподлобья смотрел на Лошадь.
— Девушка. Встречаюсь я с ней. С зимы. Гипнозом обладает. Покруче ханки вставляет. Я ещё час назад, не поверите, с гвардейцами кардинала бился. Гандоны, окружили меня. Еле прорвался.

- Лошадь, ты совсем, ебанулся что ли? Какие гвардейцы, дартаньян залупоглазый. Сожрал, поди, говна какого-то, вот тебя и прёт, — засмеялся Чема, — тебя скоро из института выгонят за посещаемость, а ты тут с какой-то Зиной гипноз тренируешь.

— Зря ты ржёшь, Чема. Я сам не верил. Пока она мне небо в алмазах не показала. Картинки — пиздец!!.. Сюжеты — сюрреализм. Хотите, я сегодня вечером её приведу, чтобы она вас тоже. Загипнотизировала.

— Веди. Чародейку свою. Ну, ты точно сбрендил Лошадь!!!- давясь от смеха прохрипел Кука.
Приятели дружно хихикали.

****************
Зина с Лошадью пришли вечером. Чема, Космос, Кука и Алтынай, сидели за столом, и как обычно распивали спиртные напитки.

— Это твои друзья? — Зина с презрением посмотрела на квартет ужинавших синяков.
— Да, Зинуль. Не верят, что у тебя способности мирового масштаба,- ответил Лошадь.

— Вы проходите, садитесь, Зинаида. В ногах правды нет. Сейчас поужинаем, да займёмся делом. – Чема, почесал яйца и достал табуретку из- под стола.
— Спасибо. Я сыта.
— Да ты расслабься Зин, — Космос встал, подошёл к ней и похлопал по плечу, — просто интересно нам стало. Лошадь про тебя такие небылицы рассказывает. Не верится даже…

Зина с Лошадью вышли из комнаты через пару минут. Еще через пару оттуда вышли за ручку Кука с Алтынай. Спустя некоторое время, активно жестикулируя, вышел Космос. Остался только Чема…


*******************

Чема в ахуе смотрел, как по комнате летали ящеры. Они явно имели намерения заклевать его своими массивными клювами. Охваченный ужасом, Чема схватил торшер, и начал размахивать им, не хуже Дункана Маклауда.

- Пиздец вам, птерадактели, блять!!! Посланные сатаной птицы ада!!!!
Изыдите!!! Со мной вера Господня и посох Божий!!!

Для битвы с адептами сил Зла удобнее было, наверное, всё же вытащить шнур торшера из розетки, манёвренность явна была не достаточна для амплитуд, которые Чема пытался выписывать карающим мечом возмездия. В итоге, он выдрал розетку из стены. Из розетки полыхнуло пламя и, как следствие, погас свет.

- Тьма!!! Кромешная!!! Гиены, блять!!! – Чема, в потёмках, встал на колени и начал молится. – Господи, помоги мне в этой кровавой мясорубке!!! Отведи от нечисти, дай сил и надежду на спасение.
Затем он принял боевую стойку и, видимо ассоциируя себя с Ван Дамом, из фильма «Кровавый спорт», начал вслепую крутить вертушки.
Через минуту раздался грохот и всё смолкло. (Чема, в диком, неконтролируемом прыжке уебал по шифоньеру ногой, тот, конечно, за ветхостью сложился и завалил каратиста).

Пока Чема противостоял нечистой силе, Космос ходил по коридору второго этажа общаги ( к слову сказать, на втором этаже проживал слабый пол) и голосом Кола Бельды напевал « Увезу тебя я в тундру..» Останавливаясь у каждой комнаты, он вскидывал вверх две руки, и немного присев начинал прыгать вокруг своей оси. Со стороны это выглядело как брачные игры самца гориллы. И только истинные знатоки смогли бы разглядеть в этих непонятных движениях якутский народный танец «Добрый охотник».

Во время этого обряда Космос стучал в каждую дверь и, требовал запустить его погреться, информируя испуганных студенток о суровой зиме, неожиданно пришедшей в Якутию.
Студентки в основной своей массе слабо представляли, где вообще находится Якутия, и напрочь отказывались открывать двери.
Отчаявшись найти понимание и поддержку, Космос, обессиливши, сел на корточки и заплакал.

— Собаки не кормлены. Рыба заготовка нет. Тундра злой шайтан бродит.
Кушать нечего будет, умер все.

Сердобольная девушка, проживающая в комнате 231, услышала о горе Космоса, из-за двери. Немного подумав, она запустила его в свой чум. Оленевод и по совместительству заготовщик рыбы упал на любезно предоставленный ему диван, быстренько обоссался, и, когда тёплая струя закончила гулять по его штанам, уснул…

Кука с Алтынай сидели, свесив ноги, на крыше общаги. Кука, молча, наблюдал за эскадрильей дирижаблей, кружившейся над городом. Дирижабли были очень красивые. Они светились и перемигивались между собой лучами из прожекторов. В кабинках каждого из них сидел бородатый капитан, в белой парадной форме, словно это были не дирижабли вовсе, а корабли. Как только очередной дирижабль зависал над головой Куки, капитан этого воздушного судна отдавал ему честь. На что Кука каждый раз вскакивал и подносил руку ко лбу, как в своё время делали пионеры, когда кричали «Всегда готов!».

Алтынай сняла брюки и трусы, задрала ноги. Кука, отвлёкся от звёздного, кишащего летательными аппаратами, неба, и настороженно посмотрел на Алтынай.
- Алтуш, ты чего???
- Я, Володь, сейчас тебе покажу красоту!!! Только, сунь мне в жопу палец, пожалуйста. И поковыряй хорошенько. Закоксовалось очко, наверное. Я сегодня днём посрала, а вытереть не вытерла. Бумага кончилась. Чувствую, давление маленькое. Может не хватить.
Кука облизнул палец и внедрил его в жопу Алтынай. Действительно, проход был капитально забит каловыми сталактитами. Смекнув, что пальцем там делать нехуя, Кука достал балду и забурил на весь шишкарь своей подружке. Из очка послышалось шипение. Вовка испугался, вынул хуй, и инстинктивно посмотрел наверх. Дирижабли всей эскадрильей встали в один ряд над общагой.
Капитаны с интересом наблюдали сверху на, то, что творится на крыше.

- Ой. Спасибо, Володь. Дальше я сама. – Алтуша достала из карманчика маленькую бутылочку и залила её содержимое себе в очко.

Большие, красочные мыльные пузыри, начали россыпью вылетать из жопы Алтынай. Их формы были невероятны. От обычных круглых, до напоминающих лесных зверей, птиц и даже стратегическую ракету «Тополь — М». В итоге небо за несколько минут наполнилось огромным количеством фигур. Свет от дирижаблей отражался от фигурок и, преломляясь, создавал эффект северного сияния.

Кука, открыв рот, с восхищением пялился на небо.
- Ебааааать!!!!

Капитаны, в своих кабинах, дружно аплодировали волшебнице Алтынай. Они улыбались. Видно было, что всем им понравилось Алтушино представление. Пузыри, немного полетав, начали лопаться. Причём, вместо, логично предполагаемого зрителями, пердежа, в воздухе запахло цветами. Капитаны зааплодировали ещё сильнее.
Немного покружив над общагой, эскадрилья дирижаблей, выстроилась в ряд, и начала медленно уплывать вдаль.

Кука тоже немного поаплодировал и лёг рядом с Алтушей.
- Спасибо, милая.
- Тебе понравилось?
- Да. Ты восхитительна, Алтынай!!! А главное, у тебя богатый внутренний мир. Ты это сегодня показала. Станешь моей женой?
- Конечно, Володь.
Так они и уснули…

Огромное весеннее солнце ласкало горизонт своими лучами. Город оживал. Люди, как молекулы, быстро заполняли, ещё недавно пустующее, пространство. Троллейбусы, автобусы и трамваи гуськом выходили из своих парков и депо. Каждое утро всем надо куда-то спешить. Куда-то ехать. Торопиться жить. Торопиться умирать…

Чема и Космос никуда не торопились. Один валялся под сложенным шифоньером, надёжно скрывшись от мира зла и теней, второй пускал слюни в подушку студентки 2-го курса Галочки Дзюбы.
Сама Галочка с умилением смотрела на спящего Космоса..
Она даже призналась себе, что этот слегка обоссаный парень очень даже ничего, и что, когда он проснётся и помоется, можно даже вступить с ним в мимолётную половую связь. Благо соседки второй день на блядках.

На крыше студенческого общежития, крепко обнявшись, спала сладкая парочка. Парень, со стоящим, измазанным в засохшее гавно, хуем, и девушка восточной внешности, с голой жопой. Глупые улыбочки на их лицах не давали усомниться в том, что счастливее них, в данный момент, никого на всём белом свете не было.

И только Лошадь, не спал. Этот героический парень полночи отстреливался мусором из помойной урны от карательного отряда СС. Фашисты были повсюду. Сначала с овчарками. Потом с тиграми и львами. Но Лошадь не дрогнул, и обеспечил надёжный отход на позиции своей любимой, Зины. В итоге, он умудрился продержаться до подхода наших регулярных частей, и с большим удивлением воспринял известие о том, что задержан для допроса и выяснения личности.
- Да свой, я свой!!! Братцы. Свой!!! – кричал он, когда его упаковывали в УАЗик.

*******************


-Да. Вот про пузыри мне очень понравилось, Зинаида. Это ж надо такое удумать!!! Молодчина,– профессор Зуев сделал последнюю запись в журнале, положив авторучку на стол, и внимательно посмотрел на девушку, сидящую напротив.
- А они мне не верили, Лев Сергеевич.
- А когда, прости, это произошло?
- Вчера.
- Вчера? Хм. Ловко. Я вот, что думаю. Давай ты у нас ещё погостишь некоторое время. Договорились? Кстати, к нам недавно прибыл твой коллега. Тоже гипнотизер. Я тебя обязательно с ним познакомлю. Вам будет, о чём поговорить.
- Лев Сергеевич, вы не обманываете? Правда?
- Ну что ты, Зиночка, когда я тебя обманывал. Мы же с тобой без малого два года знакомы,- профессор листал журнал.- Ну вот, точно. Поступила ты к нам 2 года назад, 14 апреля 2008г. Должен заметить, что состояние твое заметно улучшилось, и ты явно идёшь на поправку.
- Спасибо, Лев Сергеевич. Я пойду?
- Да, конечно.

Когда пациентка 9-ой областной больницы Зинаида Шулепова скрылась за дверью, профессор скрестил пальцы рук и задумался.
Ему вдруг нестерпимо захотелось хоть чуть-чуть побыть на месте персонажей, которые раз за разом выдумывала Зиночка. Они были всегда забавны и романтичны. Но больше его радовало, то обстоятельство, что этой весной Зина превратилась, из девушки, постоянно пытающейся себя убить, в простую безобидную «гипнотизершу».

-Пузыри… Вот, молодец,- улыбаясь Лев Сергеевич накинул куртку, и спешно покинул свой кабинет. Через пять минут он уже мчался на машине по направлению к дому.
-Надо с супругой сегодня попробовать. Непременно. Вот молодец, а. Пузыри!



 


Просмотров: 1177 | Комментариев: 1
 

Похожие новости:
  • Как я ходил в редакцию
  • Святое дело
  • Айгешат
  • С Богом!
  • По ком звонит анальный шарик
  • Чуть не поймал
  • Истории
  • Истории
  • Свадьба
  • Пути господни!



  • mufkaaaa  #1   5 мая 2010 13:21   Комментариев :2095   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 2095
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 12.12.2009
    Статус: Пользователь offline


    Так кто кого придумал?
       
     
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net