Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург

Истории


14 мая 2010 | Истории

Сельские развлечения

Две небольшие деревушки находятся друг от друга на расстоянии двух километров. В одной живёт страстный любитель выпить, причем чего-нибудь покрепче водички, а в другой - находится деревенский супермаркет, где это «покрепче» можно купить. Так вот то, что он пьёт, жителей деревни не удивляет, там все любители. Но за то, как он это делает, местные дали ему прозвище алкоголик-романтик.

Наш романтик отдавал предпочтение не как обычно домашнему самогону, а исключительно тройному одеколону. Видимо проявила себя ностальгия за Горбачёвскими временами, когда уважающий алкоголик не мог спокойно пройти мимо парфюмерного отдела. И так и наш алкоголик-романтик от искренней любви к тройному, ходил за два километра в соседнюю деревню, чтобы купить себе пузырёчек. Придя, домой он залпом выпивал пузырёк и снова снаряжался в поход, за вторым. Всё бы хорошо, но в день он как минимум выпивал по пять пузырьков, однако всегда за одну ходку брал только один пузырёк одеколона. А теперь не сложно подсчитать: пять ходок, умножим на четыре километра, получаем 20 километров в день. Напрашивается вопрос: «Почему он не берет себе сразу пять пузырьков?»

Ответ поражает своей жизненной логикой: «Если взять сразу пять пузырьков, не выдержу соблазна и выпью сразу все, то буду, пьяный и просплю весь день. А так милое дело выпил пузырёчек одеколона, пока опять два километра протопал до магазина, протрезвел. Иду назад, воздухом дышу, людей встречаю, разговариваю. Дошел, снова выпил и в дорогу. Так я и не напиваюсь, и все новости знаю».

Ах, эта школьная пора

— Ась?
Вовка Печенкин стоял, боясь пошевелиться. Его уши горели, а по спине журчал ручей пота.
— Ты хоть понимаешь, что это не шутка? Это террористический акт! — На слове «акт», суровый учительский голос потеплел. — Облив меня, ты плюнул в весь учительский коллектив.
Под промокшей белой учительской блузкой волнующе вздымалась манящая грудь.
— Ты это понимаешь? Ась?
Вовку и раньше распекали перед всем классом, но в этот раз уж слишком все серьезно. Точно вызовут родителей. А если вызовут, тут уж можно сразу на кладбище идти, а не домой.
— Значит так, Печенкин: или завтра придешь с родителями, или я сама к ним приду. Все понял? Ась? — насупленно спросила Татьяна Николаевна?

— Уху, — кое-как выдохнул Вовка, и снова вдохнул, глядя, как слаженно и плотно двигаются под короткой обтягивающей юбкой бедра уходящей к своему столу учительницы.
Вовка и раньше частенько, как выражалась Татьяна Николаевна, чудил. Чаще всего подкладывал кнопки ей на стул, так, что при подскакивании у нее задорно задиралась юбка, демонстрируя всему классу педагогические панталоны, если учительница их не забывала надеть. Тогда она оставляла его после уроков, снимала с него штаншки и сладко порола.
Но в этот раз что-то пошло не так, и все томления души почили в бозе. Она не в духе, ее кто-то обидел?
Вовка задумался. А быть может, у нее кто-то появился? Мысль об измене сбила его с ног, и он упал на свой стул.
— Все, все свободны, — закончила урок Татьяна Николаевна.
Как в бреду Печенкин дошел домой. Всю дорогу он представлял себе те казни, которым его подвергут родители.
Залить свинец в глаза, уши и нос, как это часто делают во всех приличных детских сказках, — это еще полбеды. А вот в задний проход… А вот поставить в член катетор и в него закачать под давлением… Вовка даже представил, какие при этом будут у его мамы глаза. Как она будет давить на ручку кулинарного шприца и демонически хохотать. Как он сначала обоссытся от страха, потом потеряет сознание от боли, а потом обосрется от натуги. И лишь потом кончит от очень специфического, но понятного ему удоволствия.
Закрыв за собой входную дверь, он почувствовал запах борща и услышал как мама шумит, хозяйничая на кухни. Разувшись и перекрестившись, он, спотыкаясь, проковылял на свое место за обеденным столом.
— Чего, Вовка, нос повесил? — спросила мама, наливая до краев тарелку. — В школе кто обидел?
Мама достала точильный круг.
— Не, — хмыкнул Печенкин и принялся за обед. Сейчас мысль о том, что жизнь закончится с полным борща желудком, казалась ему приятной.
— Ты смотри мне. Никому не позволено марать нашу фамилию. Не для того твой отец столько горбатился помощником ассенизатора, а до этого его отец, а до того и его отец... — Мама уверенно начала точить большой мясницкий нож.
— Я знаю, мам.
Мамины движения рук напомнили Печенкину работу комбайна, как тот легко срезает колосья, как под его лезвия попадают гнезда полевых птиц, с птицами в них, не бросившими потомство. Как кровь лишь на мгновение окрасит стебли, и вот уже нет и стеблей…
— Твоя физиономия все за тебя говорит. Так что произошло?
Вовка долго жевал выгадавая себе еще несколько секунд жизни.
Пауза затянулась, сильно затянулась. Время завбрировало и начало рывками выделять сок.
— Вас в школу вызывают, — только и произнес Печенкин.
Мамины пальцы с тихим хрустом вцепились в шею. Резким движением кисти, она повернула все тело, так чтобы ничто не мешало ножу.
Нож коротко пропел: «Фьють» и разрезал сначала кожу, затем жилы, сосуды, хрящи. Все это мама сделала, ни моргнув глазом, лишь слегка напряглась, когда лезвие уперлось в кость. Слегка пошевелив им, она отыскала место соединения позвонков и продолжила. Еще пара движений и голова, постукивая о стол, откатилась от тела…
— В школу говоришь... — Мама слегка нахмурилась. — Да и плюнь. Когда я была в твоем возрасте, мои родители каждую неделю в школу бегали.
Вовка удивленно посмотрел на мать.
— Серьезно?
— Да.
— А что это будет? — он ткнул пальцем в тушку.
— А это... Это будет рагу из кролика.
— Ага. — Вовка с любопытством засунул средний палец кролику в зияющую скользкую трахею.

На сухую

- Стой, сука! Стой, блядь, гнида ёбнутая!!! - орал ДПСёр.
- Ага, щаз, ебать тя в рот. - сквозь тяжёлую одышку хрипел Виталька.
Бежали они уже долго, минуты три почти. Под 120 тыщ грамм (а хуй с ним, пусть будет КГ) мелицианер и пьющий четвёртый день подряд задрот 60ти килограммовый. Ясен пень подустали, мягко говоря... Хули жы ж, даже в тильвильпиздире передача «В мире жывотных» и уважаемый Н.Н. Дроздов утверждают, что в африканцкай саванне львицы очень сильно заёбываюца, если не удалось с наскоку паймать какую нибудь антилопунах и приходится за ней бегать. Во первых, палюбому западло. Во вторых, жарко жы, бля! Могет быть леф, в атличие ат лвицы как раз не спринтер, а стайер, но современная наука с точностью утверждать этава не можит, ибо леф – нахуй царь б\п, а где вы видели, чтоба царь бегал за дабычай? Он маленько может пропердеться, поразмяться ежели нада там другому какому притинденту на трон паиблу выписать, или если жоны иво ахуеют и свежепойманную еду трепать биз ниво начнут, бляди. Тогда он исчо и абидицца можит, а эта значит, что про тему ебли этим сцукам придётся забытьнах. А им ано нада? Им ано не нада! Случаи добровольного атказа от ебли в дикой природе невероятно редки, как известна! Поэтому леф, почти нихуя и не бегаит!
А наши гирои не то что львами (ну джыдай – стопудоф ниразунилеф, кто нибуть видел льва пидара?) не были, их и со львицами – то хуй сравнишь. Короче, устали какяибёшь, и оба уже ни рады нихуя, что фписались в это неибацца соцсоревнование па салочкам.

- Кто ж, блядь, меня надоумил – то? А? - думал уже нахер задыхающийся совсем Виталий, студент пристижнава ВУЗа, прамежду прочим, идущий на красный диплом, но не батан нихуя, и выпить – пакурить, и па деффкам не дурак, симпатичный еблет такой, ну ростом не вышел, да и мяса на скелете не сильна дахуя атлажилось, зато висёлый, прибалтать тёлку – как два пальца. - Кто же блякнул – то? На слабо, суки, развели! Друзья, блянахуй! Говорил же, всё! Харош! Выходим на сухую! Пятница, суббота, воскресенье... Мало чтоль? Хуй там, блядь! Па пифку, па пифку!!! И нашли ж, долбаёбы где сесть. Знатоки, ебать – калатить, бывалые перцы нахуй. «В понедельник с утра опорка закрыта». Кто ж блядь спизднул – то это? Вовка чтоль?
В боку кололо неимоверно, жирный, но трезвый охранник правапарятка панимногу сакращал расстаяние, в руке он крепко сжимал дубинку, можно было даже падумать, что это такая истафетная палачка, и он её вот вот передаст Вентилю. Но, конечно жы, нихуя он перидавать ни собирался, а собирался он банально уебать нарушителю куда нибудь па арганизму, чтоп стало больно.
- Ну и хуй с ним, что сели у опорки, да в натуре, ну чё такого? Ну по литру пифка пацаны выпить захотели, ну кому б мы бля, помешали, нахуй бы никаким ментам не упёрлись бы. Ёптвайююююуууу! Издохну щас! Точно, блядь! Вовка гандон. «Поссать? Да хуле тут думать? Вон на дверь ментам нассы!» Сам то еблан не пошёл, «Не, я пока не хочу, а то раз поссышь, так уж каждые пять минут бегать, нунахуй, потерплю!»


- Вот нихуя себе неделя начинается, – думал сержант Никитин, прислушиваясь к тому как ритм сердца, неслабый надо сказать такой ритм, отзывается в висках. - Ну ипонский бох! - Попытался что-то крикнуть, звук проебал очередную порцию воздуха, ни хуя ни за что не зацепился, прохрипел в связках, потерялся...- Блядь, понедельник... ну и понедельник, съёбся с ночного пораньше, Саня выручил, домой, бля, домой...Нахуя!?!? Где я читал, бля «А у меня теща хорошая, жына сука плахая.... »? Ну ебать, сука! Чё я его не убил на месте? Кто он, бля, ваще такой?! И этот пиздёныш ещё!!! «Извините, я думал закрыто сегодня!» И ссыт, гавно такое! А куда мне блядь идти – то, если дома нету больше?! Ни жены, блядь, ничего! Сколько ж ты пива выпил, уебок? Все ноги обоссал, козёл! Уебу! Пусть судят, убью нахуй! Ага, Ленина... Хуй ты тут перебежишь, лишь бы не красный... Ебать, везунчик... А я успею? Успею, бля! Охуел совсем маршрутер, чё не для тебя горит? Стоять, сука, ваши документы! Эх щас бы тя на пару тыров... Э, слышь, ты ваще меня видишь..? Ебать!-
Виталя споткнулся о бордюр на другой стороне дороги, пролетел метра два, пизданулся на локоть, малёх свёз лицо, инстинктивно глянул в сторону преследователя, тот как раз подбегал к дороге, боковым зрением увидел газель, летящую под жёлтый, только сменивший красный, визга тормозов не было...

-Бабу чтоль там по коленке гладит? - успел подумать Никитин до удара.

Вытаращив глаза лежал Виталик и смотрел как уносит мента, как смешно кувыркается он в воздухе, но суть картинки мозг понять был не в состоянии. В нём последние 10 секунд крутилась одна и та же мысль. - В пизду это пиво по утрам...На сухую, только на сухую...



 


Просмотров: 1143 | Комментариев: 0
 

Похожие новости:
  • Дело о Люсе и пропавшем миллионе
  • По ком звонит анальный шарик
  • Рыбалка
  • Истории
  • Истории
  • На сухую
  • Не жду
  • Подборка прикольных анекдотов!
  • Подборка анекдотов вторника!
  • Пути господни!

  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net