Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург

Истории


17 июня 2010 | Истории

Петрович

Секретаря в приемной не было, поэтому Сашка, без всякого предупреждения, распахнул дверь кабинета. И тишина. Петрович не встал, приветствуя знакомого посетителя, он не снял черные очки-консервы, закрывавшие половину лица, и не пошевелился. Сашкино: «Здравствуйте» колом повисло в воздухе.
- Да, ты не заболел ли часом, Петрович? - не дождавшись от хозяина кабинета обычного: "Какого хуя приперся", Сашка пересек кабинет и протянул руку, чтоб пощупать Петровичу лоб. Доселе неподвижный Петрович отдернул голову от Сашкиной ладони, отчего из-под очков к подбородку сползла гримаса боли.
- Какого хуя приперся, - морщась от каждого слова, с трудом спросил он, и у Сашки отлегло от сердца.
- Живой, - Сашка убрал руку от Петровича и облегченно уселся в кресло у приставной части стола, - чего молчишь, не здороваешься, не встаешь и вообще сидишь, как покойник в черных очках.
- Ну, так и не лезь, раз покойник. Один чуть в гроб не спровадил, и другой еще руки тянет. Хотя, чувствую, и в гробу мне от вас фармазонов покоя не будет, - Петрович снял очки, и Сашка увидел два изрядных фингала, сливающихся в один через переносицу.
- Кто ж тебя так, Петрович? – Сашка присвистнул, от вида синяков на строгом лице, - но ты смотри, как к галстуку по цвету подходят, прям, как из одного магазина. Кто подбирал-то?

- Тоже такие хочешь, да? – Петрович, зачем-то погладил малахитовое пресс-папье, - Серегу, попроси – приятеля своего. Я бы за тебя похлопотал, но с этим гадом не разговариваю: родного отца чуть не убил, сволочь.
- Серега, тебя? – не поверил Сашка, - не смеши, такого быть не может.
- Еще как может! – Петрович, сделал попытку подняться и закряхтел, - ну-ка помоги до дивана доползти. Сашка ловко подхватил Петровича под руку, и они направились к дивану в комнате отдыха. По дороге Петрович очень артистично хромал на обе ноги, держался за поясницу, стонал и ругал Серегу на разные лады.
- Охотник, блядь! – закончил Петрович фразу усаживаясь в диван поудобней, - С подходцем еще: «Не хочешь ли, папа, на зайцев завтра поохотиться, я тебе свою «Ямаху» отдам, а сам на твоей «Рыси» поеду».
- А ты чего улыбаешься вражина? – Петрович посмотрел на Сашку, сиротливо пристроившегося на самом краешке стула, - коньяк в шкафу, лимон в холодильнике, рюмки - сам знаешь где. И сядь в кресло, чтоб мне на тебя глядя голову не задирать, а то шея болит.
Дождавшись дольку нарезанного лимона, и взяв в руки рюмку коньяка, Петрович продолжил рассказ.
- Ну, как тут откажешься? Знал ведь чем купить. Ямаха машина шустрая. Летает просто. В субботу с утра и поехали. На зайцев. И погонять сначала. Я впереди, Серега сзади: Рысь машина хорошая, но Ямаха ходчее, конечно. Серега как раз рядом с кустами «прошел», когда из них в мою сторону рыжий комок выскочил. Серега орет: «Лиса, батя, не заяц! Лиса, батя, гони!». Хотел я ему сказать, что лисиц от зайцев я еще тогда отличать научился, когда с его матерью знаком не был. Да и чего их особо отличать, когда они по цвету разные. Но не сказал – гнал уже вовсю, а на ходу не поорешь особенно. Мороз же в субботу был.
- Чего у тебя с правой рукой, Саша, - Петрович выпил коньяк и поставил на стол пустую рюмку, - не видишь пустая уже. Наливай. Устроив в широких ладонях новую порцию на прогрев, Петрович продолжил:
- Гоню. Солнце, мороз, пыль снежная блестит. Несется сволочь рыжая, Ямаха летит, двигатель ревет, Серега где-то сзади орет. Вот уже сейчас лыжа на хвост наедет. Ага. Как чувствует зараза, хотя и не оглядывается. Поворачивает резко. Пока я на снегоходе развернусь, лисица метров на тридцать оторвется. Раза три так. Один раз чуть-чуть не опрокинулся. Разозлился даже. Последний раз, думаю, догоню и из двух стволов сразу, раз наехать не получается. На этот раз долго догонял. Метров на пятьдесят оторвалась. Разогнался крепко. Опять лыжа хвост достает. Я правую руку за ружьем уже протянул, как лиса пропала куда-то. А передо мной сугроб трамплином. Подбросило. Лечу, - Петрович снова протянул Сашке пустую рюмку и закурил:
- Лечу, я значит, снегоход ногами придерживаю и руль руками держу, солнце в затылок светит, внизу лиса бежит, а за ней тень от снегохода, и тут…
- Из-за облака два Мессера, и ты по тормозам? – съехидничал Сашка и тоже закурил.
- Дурак, - беззлобно, - возразил Петрович, - как твой приятель, в точности, - дурак. Не было никаких Мессеров. Просто, и тут я вижу, что от меня справа, прям под рукой почти, Зауэр мой летит, шестнадцатого калибра. И думаю: нафига я руль то держу? Если снегоход летит, то рулем им управлять все равно не получится. Ружье под рукой, лисица совсем рядом впереди бежит. Возьму, опять думаю, ружье и выстрелю. И Серега - друг твой малохольный, еще орет откуда-то снизу: «стреляй, батя, уходит». Бросил я руль, к ружью руку потянул, и у ж пальцами его зацепить успел, но не выстрелил. Долетел потому что. Подумал только: «пиздец, отъездился», как стемнело. И Серега, еще что-то орал, но я не разобрал уже. То ли «батя» опять, то ли «пиздец», а может и все вместе.
Очнулся. Темно. Глаза открыл, тоже темно. И пошевелиться не могу. Ну, думаю, - помер и на том свете уже, поэтому темно, и вроде кверхногами все, то есть, я. И чувствую, - кто-то меня за ногу вверх тянет. Ангелы небесные в рай, не иначе. И сильно так тянут, что ногу оторвать могут. Аккуратнее, говорю, дорогие ангелы, не торопитесь, у нас же вечность впереди, торопиться некуда.
- Петрович, какие ангелы? Ты ж атеист, - встрял Сашка.
- Вот и я тогда подумал, Саша, какие нахуй ангелы, если я атеист, - Петрович, кашлянул, поморщился и продолжил, - Черт же тянет. Ну и махнул свободной ногой чтоб отогнать. Перекрестится же не могу, - атеист ведь. Не отстает: сильней тянет. Вытянул и говорит: «Ну, тя, батя, к ебеням с твоей охотой». И лыбится еще, черт безродный: Серега меня из сугроба головой вниз вытягивал. Хороший сугроб. Мягкий. Я ж ничего и не сломал практически. Ребро только. Ну и фингалы под глазами. Болит правда все.
И знаешь, что, Саша? Ты налей еще. И сходи, позови Серегу. А то я с ним не разговариваю.

Сашка вышел из кабинета Петровича, пересек пустую приемную и вошел к главному инженеру, застукав Серегу за закрыванием бара.
- Чего обмываем? - уловил Сашка слабый коньячный запах.
- Выговор с лишением премии обмываем, - Серега снова открыл бар, - будешь?
- Буду. Чтож не выпить за хорошее дело с хорошим человеком. Кто эт тебя?
- Батя отчебучил, - Сергей наполнил рюмки, - вон на столе приказ лежит, можешь ознакомиться.

- За неудовлетворительную организацию ремонтных работ и отсутствие контроля над проведением технической рекультивации, - прочел сухую формулировку Сашка, - ты лучше своими словами объясни. И чего у тебя за фингал под глазом тоже расскажи, если не секрет.
- Не секрет, раз видно. Замазывал ведь. Осыпалось, наверное.
- В субботу встал пораньше, - начал он.
- На охоту собрался?
- Откуда знаешь? К отцу заходил?
- Не, не заходил еще, - еще сам не зная зачем соврал Сашка, - предполагаю, просто.
- Предполагает он. Предполагатель. - Серега подозрительно оскалился, - Ни на какую охоту я не собирался. Встал пораньше и все. Мои спят. Колбасы порезал, кофе сварил. И тут батя нарисовался. В унтах, комбинезоне летном, на лбу очки мотоциклетные, ружье в руках. Чистый Амундсен, блядь. Только рожа хитрая: дай Ямаху зайцев погонять. Гонщик. Шестьдесят уже, а все никак не утихомирится. Бери, говорю, только я с тобой поеду на всякий случай, знаем мы, как ты гоняешь. Спина-то прошла с прошлого раза? А одного я тебя все равно не отпущу. Повозмущался он для порядка, но я аки кремень: вдвоем и неебет. Поехали. Я на его Рысе, он на Ямахе.
На поле он сразу вперед вырвался. Я ему: батя, не гони, - ору. Хазар, блядь. Толко снег от гусениц облаком. Кусты проехали, лиса прям ему под лыжу выскочила. Он как с цепи сорвался. Я опять: батя, не гони, нахуй тебе этот воротник сдался, мы ж за зайцами. Разве к нему доорешся? Азартный ведь. Раза три лисица у него из под лыжи уворачивалась. Потом прямо побежала. Бежит к пригорку и Петрович за ней, аки коршун на бреющем. Мы там в начале зимы катушку врезали, траншею засыпали, а гумус горкой оставили, чтоб весной нормально сделать, вот и остался бугорок. Гонит прям на это место. Я уж и орать перестал со страху. Лисица-то бугор нормально обогнула, а Ямаху метра на два вверх подкинуло. Смотрю, летит снегоход, батя мой летит параллельно, но руль из рук не выпускает. Рядом ружье его летит. Бросай руль, блядь, кричу. Придавит ведь снегоходом. Услышал, наверное: руль бросил. Снегоход сначала упал. Потом батя в сугроб воткнулся. Ловко так - только унты торчат. Подлетаю к нему. Хватаюсь за ногу тащить, чтоб не задохнулся, если живой еще. Трудно идет. Наполовину уже я его вытащил, как он мне свободной ногой в глаз врезал. Живой, значит. Я его, правда обратно в сугроб упустил, потом вытащил.
Сидит Петрович на сугробе, глаза выпучил, поблагодарить меня хочет, но не может. Рот снегом забит. Плотно. Он снег пальцем выковырял. И вместо "спасибо сынок": Хуй тебе, а не наследство! Нужно мне его наследство можно подумать. И всего-то претензий, что у меня за спиной, пока я его вытаскивал и усаживал лисица сидела. Метрах в двадцати. И лыбилась падла, на нас глядя. Батя сказал, ага. Ты чего, говорит, охотник хренов, не мог ее грохнуть, чтоб она над нами не смеялась? Чем я ее грохну-то, пальцем?
А в понедельник с утра выговор влепил и не разговаривает. Не дам больше снегоход, когда отремонтирую. Ни за что не дам и его не дам.
- Сурово, - еле выдавил из себя Сашка, утирая слезы, - как же он без снегохода зимой охотится будет?
- Перебьется. Пешком пусть ходит. Для здоровье полезнее. Собаку вот ему купил для компании, - Серега пнул ногой картонную коробку по столом, - Лайка. Час уже дрыхнет зассанец. Третью коробку меняю. Ты сходи отдай ему, а то он со мной не разговаривает.
- Нее, - Сашка поднял картонный ящик, - вместе пойдем. Петрович тебя позвать просил.
- Так ты к нему не заходил? Врал, значит. А я еще перед ним битый час распинаюсь. Сволочь ты после этого.
- Пойдем, пойдем, ждет ведь. Не силой же тебя тащить?

И они пошли дарить собаку.

Имейте совесть!

Ненавижу дамочек, которые сначала хамят, прут на людей, как танки, а потом, лишь только их пытаются призвать к ответу, прикрываются своей половой принадлежностью: «Не трогайте меня! Я женщина! Как вам не стыдно!»

Вчерашний вечер в супермаркете удался. Обычный среднестатистический покупатель подошел к обычной продавщице и что-то там попросил. Креветок взвесить ему, что ли. Дама отреагировала так, как реагируют многие отечественные дамы за прилавком: спокойно продолжила заниматься своим делом, мыть под краном какую-то ложку. Мыла она ее долго и тщательно, затем так же тщательно вытирала руки полотенцем, поправляла чепчик, двигала на столе какие-то свои плошки, лотки, спиной выражая презрение к просителю: «Стоишь, гад, ждешь? Ну постой еще немного, постой. А то ходите тут с утра до вечера, достали вы меня уже».

Покупатель поначалу молча переминался с ноги на ногу. Когда продавщица двинулась в его сторону, он даже приподнял навстречу ей свои креветочки: мы тут, мол, спасибо, что заметили. Но прилавочную королеву так просто не возьмешь. Подойти-то она подошла, но опять сделала вид, что в радиусе 100 метров нет живых существ, кроме нее и рыб в аквариуме. Она навалилась обширной грудью на витрину и снова стала что-то там увлеченно переставлять. Мужчина постепенно багровел, становясь похожим на своих креветок: «Может, вы обратите все-таки на меня внимание?» Ноль реакции.

Я даже остановилась возле этих двоих, чтобы полюбоваться великолепной психологической игрой. Будь у меня попкорн, тут же стала бы поглощать его и нервно запивать колой. Вот это триллер! Вот это сюжет! Тонкая, тщательно отрепетированная на тысячах добровольцев пытка: одни стоят и ждут, другая делает вид, что их нет. Кто кого.

Наверное, если разобраться, это у нее месть такая. Мелкая пакость человечка с неудачной карьерой. Ведь вряд ли в детстве эта суровая тетя мечтала взвешивать замороженные продукты всяким надоедливым типам. Может, она хотела стать космонавтом. Капитаном ледокола. Или даже бойцом спеназа. А пришлось делать унизительное, с ее точки зрения – обслуживать. Вот это «обслуживать» она покупателям и не может простить. Она их за это демонстративно игнорирует. И в то же время следит за реакцией: на какой минуте, к примеру, сломается этот солидный господин? Когда он превратится в жалкое хныкающее существо, вид которого потешит ее самолюбие?

Покупатель, кстати, оказался крепким. Повторив несколько раз свою просьбу и не добившись даже взгляда в свою сторону, он потребовал менеджера. Тетка в чепчике лишь плечами пожала. «Может, она глухонемая?» – предположил кто-то из очереди – теперь помимо меня за восхитительным спектаклем наблюдали еще несколько зрителей. «Сам ты глухонемой! – рявкнула наконец тетка и швырнула на прилавок металлический поддон с фаршем, который она двигала туда-сюда без ясной цели последние 10 минут. – Не понятно, что я занята? Я что, разорваться должна? Стойте и ждите».

Мужчина с креветками резко развернулся на пятках и чуть ли не побежал куда-то в сторону винного отдела. «Слабак», – решила я и отправилась за огурцами. Как же быстро он сдался. Вот поэтому все эти продавщицы нас и имеют: делают вид, что не слышат наших просьб, разговаривают сквозь зубы и бубнят: «А я откуда знаю?» – когда спрашиваешь их, куда делись пакеты в овощном ряду.

Уже на обратном пути к кассе я узрела героя с креветками – он все же притащил с собой менеджера и громко ей объяснял: «Мне всего лишь хотелось нормального сервиса». Продавщица находилась тут же, испуганно застыв, как олень в свете фар – такие принципиальные покупатели, видимо, не часто попадались в ее богатой практике. Из ступора ее вывела лишь фраза менеджера: «Будете писать объяснительную».

Продавщица взвизгнула: «Ой! Это еще почему?» Перспектива остаться без работы в разгар кризиса, похоже, ей не очень глянулась. Все ж какой-никакой, а кусок хлеба она здесь имеет. Поэтому она пошла в контратаку и на все претензии оскорбленного покупателя талдычила: «Ну вы же мужчина, ведите себя благородно! Имейте совесть!» – намекая тем самым на то, что он мог бы и потерпеть ее хамство, что ябедничать было не обязательно.

Я подкатила тележку ко всей этой компании, когда продавщица уже перешла на ультразвук: «Я ведь женщина!» С большим наслаждением я вставила свое: «А это тут при чем?» На этот раз внимание на нового персонажа дама в чепце обратила быстро: «Как это при чем? Женщин надо уважать, проявлять к ним снисхождение». Хотелось мне поинтересоваться, с какой это поры женские половые органы являются индульгенцией для хамства, но тут спохватился виновник тожества. «Людей в принципе надо уважать, – сказал он. – Покупателей в том числе. А вы, похоже, об этом давно забыли».

Чепец в ответ начал чуть ли не слезы выдавливать – обычная практика манипуляторш, которые сначала ведут себя по-свински а потом визжат: «Я женщина! Я слабая!» Ох, как же они мне надоели. Эти хитрые, наглые барышни, которые не желают нести ответственность за свои проступки. Их «я женщина» звучит как «я инвалид, я неполноценная, что вы от меня хотите?» Это из-за них сексизм у нас процветает. И это они же требуют от представителей противоположного пола быть супергероями: «Ты же мужчина! Пойди и сделай! Заработай! Набей соседу морду! Не плачь! Не пытайся общаться со мной на равных! Не смей быть человеком, ты же мужчина-а-ааа».

Поэтому я дала менеджеру свидетельские показания. Не против женщины и не за мужчину. Потому что их половая принадлежность в этой истории действительно ни при чем.



 


Просмотров: 1436 | Комментариев: 2
 

Похожие новости:
  • Как я ходил в редакцию
  • Узбек
  • Бляцкий сайт
  • Три счастливых дня
  • Был у меня хомяк
  • Бизнес по-белоруски
  • О чём дрочат женщины
  • Кроличья нора
  • Чуть не поймал
  • Истории



  • mufkaaaa  #1   17 июня 2010 02:40   Комментариев :2095   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 2095
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 12.12.2009
    Статус: Пользователь offline


    Первый рассказ неплохой... dirol
       
     


    SubDia  #2   17 июня 2010 15:05   Комментариев :17   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 17
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 14.06.2010
    Статус: Пользователь offline


    Оба рассказа ничего так dirol
       
     
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net