Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург

Истории


30 августа 2010 | Истории

Субботнее утро

Солнечный свет брызнул в глаза осколками битого стекла. Глаза рефлекторно закрылись снова.
-Бля, морщась от солнца, произнес Тимофей и попытался закрыться от острого как бритва света, руками. Утро наступило как всегда неожиданно и противно, отдаваясь рвотными спазмами. Тимофей с трудом приподнялся на кровати сквозь накатившее головокружение и позывы организма избавиться от остатков вчерашний закуски в желудке. Посидев немного, Тимофей рывком скинул костлявую ногу, скупо поросшую редкими
куцыми волосами на холодный пол. В голове при этом зазвенело. Встав с кровати, Тимофей, шатаясь, поплелся на кухню, чтобы водой расклеить слипшиеся от похмельного сушняка кишки. На кухне чем-то воняло,
возможно, засохшей в раковине блевотиной, а возможно чем-то из заплесневевшей сковородки, стоявшей на плите. Дрожащая, худая рука Тимофея нетерпеливо схватила чайник за липкую грязную ручку.
-Тваю мать, лениво выругался Тимофей и сплюнул что-то засохшее на губах на пол. Дойдя до раковины, звенящей от стекающей струйки воды, Тимофей поставил пустой чайник рядом и блаженно припал к сочившемуся
из крана живительному соку, одновременно открывая кран сильнее. В засохшую вонючую пасть Тимофея сильной струей хлынул божественный напиток. Наверное, нет ничего вкуснее с дикого бодуна, чем холодная, искрящаяся вода из-под крана. А впрочем, до настоящего похмелья было еще далеко, Тимофея терзал обычный физический отходняк, проявляющийся всего лишь в головокружении, сухости во рту и какими-то вспышками перед глазами.

Тимофей поставил чайник, включил его, и расслаблено рухнув на табуретку, стал нащупывать на столе сигареты. Хоть его все еще немного мутило, но курить он уже вполне мог. Выпустив густую струю ароматного
дыма, Тимофей оглянулся, кухня выглядела как обычно: наваленная везде посуда с засохшими остатками пищи прекрасно сочеталась с пустыми бутылками, какими-то пакетами и пачками из-под продуктов, сигарет и
почему-то женских колготок. Тимофей повернулся к столу, ища глазами пепельницу, и неожиданно для себя обнаружил какой-то листок бумаги, с размашистой надписью: «Баранов Илья Степанович ООО «Флирт» ул. Булгакова 53 Обязательно подойти к 14-00 ВАЖНО!» было написано на бумаге, причем почерком самого Тимофея. Тимофей взял записку и удивленно уставился в непонятно откуда взявшийся листок. В заплывшем мозгу стали прорисовываться обрывки вчерашнего вечера: водка, кореша, какой-то кабак… Блядь, воспоминания перенесли Тимофея в кабинку туалета, где он яростно сношал какую-то жирную нем
олодую шлюху. Похмельное палево суетливо заерзало где-то внутри, ведь опять без гандона…. Сколько раз Тимофей зарекался не драть всяких шалав без презерватива и сколько раз он уже нарушал свои обещания.
Впрочем, на этом его воспоминания и закончились, дальше шли какие-то обрывки: такси, блевотина, темный подъезд и дальше полная пустота. Однако Тимофей точно помнил, что никакого Баранова Ильи Степановича
не было, до того как он пошел бухать с Вадяном и Морозом.
-Але, ты че охуел? Прохрипел в трубке сонный голос Мороза
-Да ладно, харе спать, вставай ебтыть… Наигранно оптимистично ответил Тимофей.
-Тебе че блядь надо, хули не спиться, также наигранно возмутился Мороз. И голос его стал приобретать осмысленные интонации.
-Слышь, мы вчера ни с кем не пили? Ни какие мужики к нам не подходили?
-Блядь, ты ебанулся? Какие нахуй мужики? Отъебись короче, я спать хочу. И в знак подтверждения слов Мороза трубка запищала короткими гудками.

Солнце каплями отражалось в грязных мартовских лужах, заигрывая с прохожими. Серые стены типовой хрущевки ловили на себе яркие солнечные блики и выглядели совсем по- летнему. Вообще все водворе выглядело по-летнему и еще как-то по-советски, возможно этому способствовала свалка деревянных ящиков на заднем дворе магазина, бывшего когда-то гастрономом. И вывеска ООО «Флирт» совсем не выбивалась из этой концепции. Тимофей сплюнул, щелчком отбросил окурок и уверенно дернул на себя тяжелую железную дверь. После яркого солнечного света темнота коридора полностью ослепила Тимофея. Подождав несколько секунд и привыкнув к темноте, Тимофей сделал неуверенный шаг вперед навстречу мерцающему в нескольких метрах свету. Дойдя до неплотно прикрытой двери, из-под которой выбивался свет, Тимофей толкнул дверь и вошел в довольно просторный офис. На него тут же раздраженно уставилась миленькая секретарша.
- Вы к кому? Противно взвизгнула она и начала кашлять, подавившись кофе.
Похоже, телка беситься из-за того, что сегодня суббота, а ей приходиться работать вместо того, чтобы со своими тупорылими и сиськастыми подружками отвисать где-нибудь на шашлыках в компании каких-нибудь чурок, и потом стоять раком и сосать волосатые чурбанские хуи, расплачиваясь за поляну, накрытую кавказцами, подумал Тимофей.
- Я к Илье Степановичу довольно грубо ответил Тимофей, презрительно посмотрев на секретаршу.
- Фамилия, также холодно спросила секретарша и недружелюбно сверкнула глазами.
- Эээ… Мельников, слегка растерявшись, пробурчал Тимофей.
Секретарша застучала клавишами, и, прочитав что-то на экране монитора, нажала кнопку селектора:
- Илья Степанович, к Вам Тимофей Мельников?
Селектор затрещал и из него послышался уверенный и спокойный баритон:
- Да, Леночка, пригласите, пожалуйста, молодого человека ко мне.
- Заходите, сказала Леночка, обращаясь к Тимофею, и в глазах ее блеснуло что-то издевательски пугающее. В этот момент она стала похожа на высокомерную нацистскую шлюху, которая злобно заталкивала красивых еврейских девушек в газовые камеры.
Тимофей попытался вновь окатить ее полным брезгливости взглядом, однако взгляд его получился какой-то скованно-покорный. Тимофей, зачем-то покашляв, повернул дверную ручку и шагнул в кабинет.
Помещение, которое ему открылось, выглядело как вполне типичный офис, какой-нибудь мелкой фирмешки. Тимофею за его разнообразную трудовую карьеру приходилось посетить десятки таких контор-близнецов: стандартный кожаный диван у стены, невзрачное половое покрытие пара офисных шкафов с какими-то папками и бумагами и местный божок всего этого «изобилия», сидящий за самым, что ни на есть
типовым столом на среднем по цене директорском кресле. Помимо этого офисного идола у окна стоял какой-то лысый мужик с красной потной мордой, напоминающей сдутый мяч для регби с рыбьими глазками и носом-грушей. На миг Тимофею показалось, что эта гнусная харя ему знакома.
- Нусс, Тимофей, садитесь.… Сказал ему радостно директор, потирая скользкие ручки с пальцами-сардельками и одновременно указывая на стул. Тимофей с максимально безразличным видом уселся на предложенный
ему стул и закинул ногу на ногу, всем своим видом показывая полную независимость. Директор же в это время подсунул ему синенькую папочку с какими-то бланками.
- Вотсс… пожалуйста, ознакомьтесь, распишитесь и будьте добры пройти на утилизацию…
Тимофей, медленно поднял глаза на директора, подумав, что ослышался.
- Куда простите, вы предлагаете мне пройти?
- На утилизацию молодой человек, или чтобы вам было более понятно, мы вас собираемся в ближайшее время устранить, по постановлению нашей федерации.
В голове Тимофея запульсировало: так вот ты, какая Белая горячка со страхом проносились мысли в голове, а ведь пил-то всего вроде один день… или два… или,… а впрочем, теперь уже неважно. Все пиздец! Что же теперь делать-то, интересно, где я вообще сейчас, нужно скорую, что ли вызвать, а может это розыгрыш. Нее ну как-то Саня же рассказывал, что попал в передачу «Скрытая камера» Примерно такие мысли
проносились в голове Тимофея, пока их не прервал гадкий смешок мужика, стоящего около окна.
- А ведь Вы меня не помните, Тимофей Викторович, произнес издевательски-лукавым тоном мужик с головой-дыней.
- А зря…
Тимофей замер в испуганном ожидании, исподлобья поглядывая на одно из проявлений белки. Мужик-дыня словно прочитав мысли Тимофея, засмеялся еще более противно и язвительно: Нет, нет вы не сумасшедший.
Сейчас я вам все расскажу, сказал он, продолжая хихикать.
- Помните, три года назад вы работали в Компании ЗАО «Искандер»
- Сучара… мысль обожгла изнутри левое полушарие Тимофея, это же сука этот как там блядь его, Искандер Хуевич какой-то. Действительно Тимофей вспомнил одну из множества своих работ, на которых ему
довелось потрудиться. Как-то вкалывал он в этом вшивом ЗАО «Искандер» менеджером по продажам и продавала эта компания то ли специи, то ли сухофрукты или еще какую-то кавказскую хуйню. И начальником всей
этой сраной конторы был действительно человек, щерящийся сейчас около окна.
- Ну, допустим, зло прошипел Тимофей, дальше че?
-Так вот я директор, компании ЗАО «Искандер», вернее бывший директор, потому что компания Искандер перестала существовать.
- А мне то, какое дело, еще более ядовито прохрипел Тимофей, злобно посмотрев на Искандера Хуевича.
- Вам то, как раз и есть дело, грозно разбрызгивая слюну, проорал Искандер.
- Наша компания развалилась только благодаря Вам, потому что Вы тунеядец, обманщик и мошенник.
- Это еще почему? Уже более спокойно контр-атаковал Тимофей.
-Вот, здесь все… Искандер, суетясь, достал из-под стола большой пакет с надписью «Ашан» и вывали из него на стол какие-то бумаги.
- Это ваши отчеты и договора, которые вы подделывали, работая у меня. Я проверил потом, вместо того чтобы ходить по клиентам вы занимались черт знает чем, а в отчетах писали, что установили крепкие деловые связи с фирмами, продавцами сухофруктов и зелени. Вы писали, что они в течение ближайшего времени заключат договоры на крупные поставки. А я все брал кредиты, забивал все склады сухофруктами. А потом вы уволились, а когда я стал обзванивать фирмы, оказалось, что ты - сука к ним даже не ходил. И все пропало, кончилось аренда складов, отборную курагу и изюм, а также все остальное пришлось выкидывать на помойку или продавать за копейки. Тимофей разразился хохотом:
- Ну и что, ты иди, засуди меня, а мне ничего не будет. Максимум что можно сделать, это уволить меня из несуществующей фирмы. Ладно, все, некогда мне тут с вами рассиживаться, примите мои соболезнования
Искандер, как там Вас…
-Ваганович, непроизвольно вырвалось у Искандера.
-Так вот, Искандер Ваганович, желаю вам удачи и до свидания.
Тимофей резко встал со стула и направился к двери. Однако не успел он дойти до нее, как дверь открылась, и в нее с трудом протискиваясь, по очереди вошли два здоровенных мужика, одетых почему-то в костюмы санитаров. Тимофей растерялся и чуть не столкнулся с ними.
-Сядь на место, жестко прикрикнул на Тимофея Илья Степанович.
И в это время двое санитаров, подхватив Тимофея за плечи, насильно усадили его на стул.
-Ах ты падла, злобно завизжал Тимофей и смачно плюнул в ненавистного Искандера Вагановича. Если со мной что-то случится, завтра же здесь будут менты, я, перед тем как уйти адрес это вашей конторы другу сообщил и листок с адресом у меня на столе на кухне лежит, а если я пропаду, то он сразу же в руки ментам попадет. Искандер Ваганович и Илья Степанович загадочно переглянулись:
- Во-первых, успокойтесь, молодой человек, тон Ильи Степановича опять стал ласково-елейным.
- Во-вторых, никто Вас искать не будет, ничего Вы вашему другу не сказали, Илья Стапанович достал из кармана пиджака диктофон и нажал на Play. Тимофей покорно прослушал из динамиков свой утренний диалог с Морозом. Положив диктофон на стол, Илья Степанович достал из другого кармана тот самый листок и бросил рядом. Тимофей сжал зубы, чувствуя, как внутри его появилось вязкое чувство страха.
- А теперь послушайте в чем Вас обвинят, вы за последние 6 лет успели поработать в 19 фирмах и организациях, везде вы умудрялись вместо работы занимать тунеядством и потребительством, Вы не принесли ни копейки дохода, ни одному из ваших работодателей. Однако большинству из них вы причинили серьезные убытки. Больше всех пострадал Искандер Ваганович который и обратился в наше ООО «Флирт». Что кстати обозначает: Федерация Ликвидаторов Имитаторов Работы и Тунеядцев. Рассмотрев ваше дело, мы пришли к выводу, что Вы наш клиент и приговорили Вас к ликвидации.
Илья Степанович замолчал и в упор посмотрел на Тимофея, Искандер Ваганович победно сверкнул глазами-черносливами. Тимофей молчал долго, наконец, произнес.
- Хорошо, значит Вы киллеры? Сколько Вам заплатил этот лаврушник, Тимофей кивком головы указал на сияющего продавца урюка. Я дам в два раза больше.
- Вы нас не поняли, раздраженно ответил Илья Степанович, нам не нужны Ваши деньги. И Искандер Ваганович нам не заплатил ни копейки, здесь дело принципа. Мы уничтожаем таких ничтожных существ как Вы из идеологических соображений.
- Вы психи, истерично заорал Тимофей. Вы какая-то ебаная секта ублюдков, Вас же арестуют… Меня будут искать и выйдут на Вас.
- Кто Вас будет искать? Ваши друзья? Наш отдел аналитики и сбора доказательств уже усиленно занимается ими, скорей всего они будут следующими имитаторами работы, уничтоженными нами. Если Вы имеете в виду, что Вас будет искать милиция, так все руководство в курсе. Наше тайное общество было учреждено правительством России, ввиду того, что из-за имитаторов работы, которых сотни тысяч, а может даже
больше Доход России ежегодно падает, частный бизнес загибается. Россия слабеет из-за Вас никчемных иждивенцев, которым ничего не надо, страна под угрозой. Вы ничего не строите, не производите, Вам ничего не надо, Вы сидите целыми днями в своих офисах и лазаете по Интернету за чужой счет…
- Я исправлюсь, сказал Тимофей, проглатывая рыдания.
- Исправляться уже поздно, Вы не учились в институте, также имитируя учебу, а потом вы шесть лет занимались тем же на работе. В результате получилось 11 лет. Наши ученые вычислили точку невозврата, после, которой вы уже не сможете перестроиться, это 8 лет, Вы ее опередили на 3 года. Все вердикт вынесен! Сегодня вас ликвидируют, а потом из вашего тела в течение часа будет изготовлено 60 килограмм
минеральных удобрений, которые распределят по программе подъема сельского хозяйства, чтобы вы хоть какую-то пользу принесли. Тимофей рыдал, обессилев, скатившись на ковер.
-Сережа, Павел, Илья Степанович обратился к санитарам, отведите этот мешок говна на расфасовку. Последнее, что увидел Тимофей, перед тем как потерять сознание это ликующую рожу бывшего директора ООО «Искандер».
Ведро обжигающего солнечно утра окатило Тимофея, как только он открыл глаза. Он резко вскочил с кровати, не обращая внимания на похмельную слабость и головокружение.
-Где я? Я уже умер? Что со мной? Где эти ублюдки? Тимофей лихорадочно оглядывался, постепенно в сознание замелькала какая-то надежда. Мозг постепенно узнавал знакомую обстановку съемной квартиры Тимофея, Тимофей бегом направился на кухню и с замиранием сердца посмотрел на стол. Ничего кроме обычных предметов находящихся на нем не было. Тимофей судорожно выхватил сигарету из пачки и закурил.
- Кинул пацана, по ебалу на… гнусаво запел репер Сява из телефонной трубки Тимофея лежащей на столе. Тимофей неуверенно взял трубку и нажал кнопку ответа.
- Да
- Тимоха, здорова бля… Короче тема такая, Шурик пробил каких-то телок с дачей, щас прыгай на такси и ко мне, поедем сегодня на дачу шашлычок под коньячок…

- Иди на хуй, мне в понедельник на работу! И не звони мне больше грозно рявкнул Тимофей и выключил телефон. Немного подумав, он нашел в списке контактов номер Мороза, выбрал меню удалить контакт. Удалить все данные этого контакта, подозрительно спросила Nokia, задумавшись на секунду, Тимофей уверенно выбрал «Да», потушил сигарету и пошел бриться и чистить зубы.
Лето в деревне

1.Один.

Лето было жарким. Город мой миня окончательно заеб и я собрав свой гардероб (футболку с надписью «Я ЖЕНИ_Хуя не помню» и шортики в клеточку» здесь и далее примечание афтора) и ебнул в деревню под Ебургом. Почему в деревню? Да заебало, забало стоять в пробках, заебало видеть всяких там эмо готов и потеющих в спортивнх тришках гопорят, которые совсем обленились и не справляются со своими функциями — санитаров окраин. В моей молочно картофельной деревне меня ожидал дедушко милой душевной организации старичок, со стальными протезами вместо ног. Жил он спокойно размеренно и редкие письма скуки иногда тревожили мой почтовый ящег. Ну а хули, не повод порадовать старика. Короч я приехал. И жизнь потекла через коровье вымя, в смысле медленно, но сука напористо. Ряха моя росла с каждым днем, мамончик блестел и играл на солнце, а загар ложился слоями превращая меня в бройлера гриль. Все было заебись. Днем я крутил коровам хвосты, в обед закидывался деревенскими коровопродуктами (сметана, творожок, молочко, йогурт блиа) а ближе к вечеру, когда душа хотела подрыва и азарта я шел за самогоном. Глаза моего птеродедушки всегда загорались неоднозначным блеском, когда я приходил под ручку с самогоном. Он садился по удобнее (дедушка), делал телеизор по тише, а свой граненый стакан ставил ко мне поближе. Я же доставал из морозилки снег, аккуратно высыпал его в свой граненный олд фэшн, заливал горючей ЖИДкостью, нашпиговывал его щавелем, и во весь этот букет добавлял порцию мнеральной воды «божий ручеек», в такие вечера с дедом я пил мохито. Деревенское мохито. Сбалтывая, но не смешивая. Дед за процедурой алко пати рассказывал ниибательски смешные рассказы, про войну, бап, и кичу на которой он сидел.

Повторюсь все было зоебись. И жизнь в дали от города мне доставляла еще как. Это была не жизнь, это был ахуенчик бодрый. Но маленький червь поселился внутри меня и скаждым днем рос все больше и больше. Ладно бы это был глист обыкновенный, но червь был аллегоричным и метафорообразным. Червь, который, забегая вперед, разросся сука до размеров анаконды, алицетворял собой обыкновенную потребность в ебле. В пристройке своего стригунка в чужое бритое гнездышко. В трудоустройстве Федора на буровую работу. В емперическом овладании обьектом субьекта. Дрочка напоминала уже отношения с давней подругой. Без искры, задора и звонких пошлепываний по жеппе. Не панацея короч. Ебать дедовских гусей было совсем не камильфо. А местные бабы напоминали гибрид мартышек с неизвестным дарвину звероящером. При виде их хуй невольно морщился и уходил куда то в глубь мошонки, как шулудивый пес. Дни без ебли тянулись очень долго. Эта целомудренная жизнь начала наколять. Кожаный прибор пылился на полке. И коровьи хвосты перестали меня радовать, местная хаванина вызывала рвотные позывы, а синька с старым пердуном на колесиках мне обрыдла. Все его рассказы я выучил наизустьи и мог их пересказать разбуди меня на периферии пяти шести часов ночи. Жизнь без ебли огненная гиена. Так я решил в те дни, начиная, косится в сторону чемоданов.
Но суету угрюмых дней разбавила она…

2. Два.

Мы встретились по обыкновенному случайно. В очереди в сельпо. Я покупал «божий ручеек» и сверлил альцгеймерским взглядом местную достопримечательность продаваху Варю. Варя была обычной гром бабой соизмерной с размерами овощного сукагруза, но отличали ее от всех остальных деревенских грузовиков далеко не размеры, шикарные чорные как смоль усы. Ну Александрпонкратовчерный стаил короч. Усы не пугали меня, а завораживали. Я смотрел на хлебные крошки в ее надгубных волосинках и недоумевал. Трахать ее конечно не хотелось, но на поржать она вполне тянула. И я тянул, то есть внутренне торжествовал, фокусируя усталые зрачки на усатой губе. На этого уссатого няня можно было смотреть вечно, но вдруг легкий запах сирени и оладушков проник в мой нос и развернул меня лицом к ней. Харной дивчины с урала. К моей Аксаночге… Моя голова пришла в движения (та, что вверху). Я вцепился в ее вполне реальные формы своим голодным взглядом. Курчавенький наконечником ее тело была голова (что бонально в наши дни). Темные короткие волосы словно черная шапочка адидас придовали ей особый шарм. Чернильницы глаз смотрели сквозь очередь. Нежный рубильник говорил о белорусских корнях. Плоть набухала.
Обернута эта иностранная конфетка была в сорофанчег, который казалось, держался на грудках. Нет даже не на сисойдах а на кожаных шайбачках. Правая грудь мне сразу понравилась больше – я левша еслечо. Плоть крепчала.
Из под сарафанчег словно кожаный циркуль торчали ноги, хорошие такие ноги. Уж простит меня мой читатель но, но ноги я описывать не умею. Это же не пилотка, ноги не выебешь. Ноги оканчивались в плетеных черевичках цвета молодого зерна. Плоть уверенно стояла.
Кровь решительно покинула голову и перекочевала в область эрегированного бикини. Оставив на стенках черепной коробки манифест Остапа Бендера «Знойная женщина – мечта поэта!».
Пока меня мучило бессодержательное дыхание и многообещающая эрекция. Ебабомашина вышла на воздух и виляя жеппой ушла в покос. Вызов брошен, жребий кинут, а я за стогом вспоминал незнакомку левой рукой…

3. Три.

Местная дискотека была местом уебищным донельзя. Из колонок кряхтел Юрег Шотуноф, бабы трясли складками, мужики почесывали яйца в угоду ритму. Скромная Оксаночка стояла у стены и пила через трубочку пиво Сибирская корона. Я мечтал стать в эту секунду бутылкой пива в ее бархатных руках со своей кожаной трубочкой. Но моя фантазия не материализовывалась нихуя. Ночь шла в крутое пике, а Оксана никак не подходила ко мне с фразой « Пошли ебаться!». Скажу больше, когда музыка стихла, она встала и вышла из ДК и направилась в сторону дома. Ждать было бессмысленно и ноги сами понесли меня к моей очаровашке.
- Ээээ нах, притормози. – я был галантен и романтичен.
- Да, да мон шер, что вам будет угодно в столь поздний час?
- Я собственно познакомитсо хотел.
- Оксана.
- А я Женя.
- Будем знакомы.
Если опустить малозначащие подробности, то с этого момента началась вереница дней с лучшей женщиной на деревне.

4. Четыре.

Жизнь била ключом, член стоял кирпичом. Мы гуляли с Оксаной ночи напролет. Ходили по грибы, где моя прелестная ебанашка не только не дала, но и накосила грибов неведомой расы, от которых у меня два дня к ряду было несварение животика. «У наших бегимотиков, заболят животики.» Я же городской, грибы только по дискавери видел. Сама же Оксана в момент трапезы от грибочков отказалась, сославшись на боязнь лишнего веса и вообще хуй знает. Ну хуй с ним с поносом, но грибы были не только каловыделяемого действия, они были вдобавок галюценногенными. Короче я срал, как в сказке. Миллион маленьких гномиков десантировались с моей гузки. Оксана была рядом и только приговаривала:
- Бедненький.
- Маленький.
Это были слова поддержки, которые я в силу некоторых причин не мог оценить по достоинству. Во-первых, уж слишком приторно жалостливыми они были, а во-вторых, их произносил огромный моллюск в кожаной куртке, сидящий на велосипеде «Уралец». Вас когда-нибудь утешала подобная хуйня? Нет. Попробуйте, это реально не прикольно. Когда же здоровье мое пришло в норму, меня подкосила следующая весть:
- Женя, милый Женечка. Я уезжаю послезавтра, в свой город аббревиатуру
Екб. Буду скучать и пить молоко.
Ждать я больше решительно было нельзя. И я сам, без ее согласия решил, что раз завтра ее ужо не будит в рабоче-крестьянских ебенях, значит сегодня «та самая ночь». Я купил бутылку шампанского выдержкой лет пять (кому она на деревне нужна нахуй). Я почикал на огороде фруктики там всякие яблочки, клубнички. Я взял сбитые сливки ( сметана ). Я был готов к соитию и коитусу. Место я тож выбрал подобающее. Стог сена в километре за деревней. Туда я приехал на дедовской лошади «Сивка», она элегантно шевеля педалями прилетела на велосипеде, Оксанеус, а не сивка конечно. Кожаной куртки на ней не было если чо. Мы забрались на сеновой пентхаус. И начали рассматривать облака. Оксаночка смотрела и видела зайчиков, большой торт со свечами, видела маленьких детей идущих под ручку. Я соглашался с ней и говорил « Потрясающе!». Хотя на самом деле небесные конструкции напоминали мне только: огромный эрегированный член с большими яйцами, раскаленное от страсти влагалище, юную неопытную жеппу, и уж если совсем без фантазии, то сперму. Миллион кубалитров спермы висели надо мной. «Хорошо, что не капает», проскользнула одинокая мысль в моей черепной головке. Я достал шампанское, и расчехлил остальные яства. На небе вдруг проступили первые звезды. Мы начали пить. Опьянела Оксана достаточно быстро. Я что то лепетал про то что сегодня особенная ночь, про то что она безумно красива сегодня, про судьбу, короче весь набор шаблонных подкатов. Оксана толи от синьки, толи от смущения, но вся стала красная. Я решил добить свою материализовавшуюся сексуальную фантазию, контрольным в голову. Предъявив свой флаер в мир ебли. Зубодробительный коктейль похоти и романтики.
- Оксана. Я, я … я… я люблю тебя.
Она растаяла и расстегнула бюстгальтер…

З.Ы мой многоуважаемый читатель я каг чиловег высоких моральных принципов не буду рассказывать сцены соития. Ибо джентльмены об этом не рассказывают, а я джентльмен ниибацо.



 


Просмотров: 1252 | Комментариев: 1
 

Похожие новости:
  • Как я ходил в редакцию
  • На что похож мужской оргазм ?
  • Был у меня хомяк
  • Кроличья нора
  • Вот и закончились праздники
  • Чуть не поймал
  • Истории
  • Истории
  • А где пальто?
  • Героический кот!



  • mufkaaaa  #1   31 августа 2010 02:41   Комментариев :2095   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 2095
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 12.12.2009
    Статус: Пользователь offline


    Бодун - штука суровая... drinks dash
       
     
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net