Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург

Истории


14 октября 2010 | Истории

Поссали!

Рискуя вызвать инфаркт у доктора Малахова и всех фанатов уринотерапии, я всё-таки расскажу вам эту жуткую историю. Произошла она несколько лет назад, когда в России дозволялось распивать пиво в общественных местах.

В одном областном центре решили устроить пивной фестиваль. Мероприятие это сулило всем сплошные выгоды. Пивной компании - реклама, бюджету - копеечка, чиновникам - рублик. Людям - пенистое со скидкой. Но по неопытности власти допустили две ошибки. Как оказалось впоследствии - роковые. Во-первых, фестиваль решили провести на площади, а не в парке. А, во-вторых, на площади стояло всего два биотуалета. Два! Представляете, что такое два биотуалета на пивном фестивале, где собрались десять тысяч человек?

Уже через час после начала фестиваля многие пиволюбы начали озираться в поисках отхожего места. А откуда ему взяться? Это ж площадь! Справа дом, слева дом, посреди памятник. К счастью, в юго-восточном углу площади был как бы скверик. Хиленький, в пять кустов, но всё же пиволюбы заспешили туда. И даже к этим пяти кустам вскоре выстроились огромные очереди!

А поскольку землицы под кустами было совсем мало, и вдобавок это был суглинок, переработанное пиво не хотело никуда впитываться. Оно образовало сначала маленький, а потом и широкий, многоводный ручей, который тёк от скверика метров сто по переулку, веселя мальчишек. Он бурлил, пузырился жёлтыми пузырями, а потом впадал в городской пруд.

Необычный этот ручей просуществовал до позднего вечера.

Казалось бы, пожурчал и забыли? Ан нет. Дальше случилась жуть.

Наутро дворники и первые прохожие увидели апокалиптическую картину - весь карась и вся плотва, жившие в пруду, плавали на его пожелтевшей глади брюхом кверху.
Экспериментальный метод

— Никита, как в новом скафандре-то? – Иван Анисимович лукаво подмигнул. Его голос в динамиках стал еще более глухим и резким чем обычно.
- Непривычно, Иван Анисимович, — тоже улыбнулся парень.
- Ничего, привыкай! Не боги горшки обжигают! Ну что, выходим?
- Я готова! – Вера помахала возле головы Ивана Анисимовича бластером.
- Товарищи, помните о важности возложенной на нас миссии, прошу вас!

Плато, на которое опустился корабль, как оказалось, выглядело безжизненным только с большой высоты. Растительность присутствовала, хоть и была неприметной – небольшие побеги каких-то вьющихся растений серого цвета, словно опасаясь чего-то, жались по стыкам валунов и прочим укромным местам. Иногда встречались одинокие, испещренные дырами, широкие листья, немного похожие на земной лопух.

Местное солнце, судя по датчикам, не представляло угрозы, хотя и было более жарким, чем земное. Анализ атмосферы выявил наличие нескольких неизвестных соединений. Гравитация слегка превосходила привычную.
Все было как-то уж слишком безопасно, просто. Иван Анисимович, как опытный астронавт, удвоил свое внимание.

- Я пока возьму пробы грунта, — сказал четвертый член группы, молчаливый бородатый геолог Селезнев.
Иван Анисимович ответил отказом:
- Чуть позже. Давайте просто постоим минут десять.
Селезнев недовольно пожал плечами, чего, впрочем, не было видно из-за массивного скафандра.
- Ой, смотрите! – Вера указала на несколько рядов овальных камней. Булыжники стояли по два, один на другом, таким образом, что верхний обязательно должен был бы упасть. Было хорошо видно, насколько мала площадь соприкосновения, и как нерационально были положены камни. Они даже не лежали боком, а стояли, причем опирались на нижний камень более узкой стороной. «Не заметил. Старею», — подумал Иван Анисимович.
Внезапно у всех членов группы неприятно затрещало в головах, как если бы они поднесли ухо к приемнику, настроенному на пустую волну и включенному на максимальную громкость.
- Кто вы? – раздалось рокотом камнепада в их мозгу. Никита от неожиданности даже припал на одно колено.
- Мы – разумные существа с планеты Земля! – дружелюбно ответил Иван Анисимович, вглядываясь в тени за дальними валунами и нащупывая бластер на поясе.
- Разумные? – в голосе явно звучали нотки удивления, — Я не встречало еще разумных существ.
- Все когда-то бывает в первый раз, — хихикнув, заметил Никита. Члены группы посмотрели на зарвавшегося юнца с осуждением.
- Докажите. Вам знаком этот термин?
- Знаком, — вздохнул Иван Анисимович, — А разве речь не является признаком разумности?
- Нет.
Ответ прозвучал суховато, командиру группы даже показалось, что в нем присутствует нетерпение. Видимо, это было очень важно для… того, с чем они столкнулись.
- Мы создаем приборы, машины.
- Например?
- Вот! — Иван Анисимович достал бластер.
- Барахло! – злобно громыхнуло у него в голове спустя пару минут томительной тишины.
- Мы пишем стихи! – встряла в беседу Вера, заметив, что командир несколько растерялся.
- Что?
— Белеет парус одинокой
В тумане моря голубом!..
Что ищет он в стране далекой?
Что кинул он в краю родном?..
Играют волны — ветер свищет,
И мачта гнется и скрипит...
Увы! он счастия не ищет,
И не от счастия бежит!
- Сча-сти-я, — задумчиво произнес голос, — это не доказательство.
- Как же нам доказать? – теряя терпение, резко спросил Иван Анисимович.
- Аннигилируйте самого бесполезного члена вашего сообщества, — предложил голос.
- Это исключено! – разрубил воздух бластером командир.
Голос умолк.
- Бред какой-то, — провоцирует на убийство ради какого-то дурацкого доказательства, — недовольно сказал геолог, — и не надо на меня шикать, мне плевать, что оно меня слышит.
- Ведите себя благоразумно, — я п… приказываю Вам, — прошипел Иван Анисимович. – Делать-то что? Контакт не клеится… А я ведь просил контактера в группу, он что угодно кому угодно докажет… Да и не в контакте уже дело — у меня ощущение, что и убраться отсюда целыми проблематично будет…
- Может, несколько камней поставить, как вон там? – предложил Никита.
- Молчи, сопляк. Еще не хватало в их игры вмешиваться. Тут только дай повод…
- Я решило гранулировать ваше средство передвижения. Оно нарушает целостность ландшафта, — вдруг вклинился в разговор голос. По тону было понятно, что спорить бесполезно.
- Не делайте этого! Как нам предотвратить это? – тут же закричал командир.
- Аннигилируйте самого бесполезного члена вашего сообщества, — повторил голос.
Никита упал на колени. Члены группы даже не заметили движения Ивана Анисимовича, которым он приставил бластер к голове парня. Его лицо опухло и почернело – видимо, в атмосфере, которая вошла в контакт с телом через маленькое отверстие в шлеме, был какой-то опасный сильнодействующий яд. «В стародавние времена нашего командира моряки назвали бы морским волком», — восхищенно подумала Вера.
- Неверный выбор, — с досадой резюмировал голос.
У Веры вдруг не выдержали нервы, и у геолога сначала отвалилась рука, затем появилась косая дыра в спине. Рухнувший труп поднял небольшое облачко пыли. Вера почувствовала, как приятное тепло наливает ее руку, а от нее — все тело.
- Теплее, — с легким сарказмом и оттенками грусти подбодрил голос остатки группы.
«А я-то недооценивала себя! Я – самый полезный член «сообщества!»», — мысленно возликовала Вера и повернулась к Ивану Анисимовичу. Его взгляд был холоден, с прищуром, как у ковбоев из вестернов, которые она так любила в детстве…
«Бесполезно смотреть на его руку. Она быстрее моей. Надо наблюдать за его лицом», — думала Вера. Внезапно губы командира еле заметно стали тоньше, над подбородком появилась напряженная складка…
Командир с почерневшим лицом медленно оседал на гравий. Вера еще несколько раз с удовольствием нажала на спуск. Ощущение невероятного блаженства подхватило ее тело, понесло куда-то ввысь. Вера потеряла сознание. На плато опускалась ночь…

Верховный Знахарь Мефлюк выключил кристаллотрон и изображение плато, висевшее в центре зала, исчезло.
- Итак, вернемся к истории болезни, — проговорил Мефлюк — огромный коричневый червь с тремя парами коротких тонких лап, — пациентка попала к нам от грифальцев с сильными суицидальными наклонностями и клаустрофобией. С помощью экспериментального метода Герарта Штросса, нам удалось внедрить в ее сознание ощущение того, что она – это четыре разные личности другой формы жизни. В данном случае – земной.
В зале раздались смешки и раздраженное фырканье.
- Что поделаешь, дорогие мои, — это действительно омерзительно, но не более чем обратная катетизация при овулезе.
Зал оценил шутку, послышались удары хвостами по полу.
- Квантограф показывает, что на данный момент жизни пациентки уже ничего не угрожает. Но…
Слушатели перебили его новым потоком оваций.
- Позвольте продолжить. Клаустрофобия вылечена, так же как и многоличностность (хотя у нас это не считается отклонением от нормы). Но теперь нам предстоит лечить манию убийства и акустикофобию. Так же, не будем забывать, что пациентка считает себя человеком. Считаю, что на данном этапе мы сделали все, что могли, и пациентку следует передать Землянам, чтобы они могли учесть нюансы, свойственные их расе. Подготовьте пациентку к отправке.
Квер и Бурт подползли к столику, на котором лежала пациентка – маленькая розовая желеобразная лепешка с ротовым отверстием.
- Ну, что, грузим? – Кверт нажал на необходимый выступ кристальной сферы. На столик опустился прозрачный купол.
- А она ничего, — сострил Бурт.
- Ну да, посимпатичней моей жены, жаль только, что тоже долбанутая…
Бурт, любивший такие шутки, постучал хвостом в пол. Меж тем, яркие квазеркады висевшие на потолке, начинали засыпать, и зал постепенно тонул во мраке…



 


Просмотров: 1224 | Комментариев: 0
 

Похожие новости:
  • Айгешат
  • По ком звонит анальный шарик
  • Истории
  • Презентация лайнера MSC Magnifica в Гамбурге (14 фото)
  • Истории, рассказанные пассажирами такси
  • Не жду
  • Подборка прикольных анекдотов!
  • Подборка анекдотов вторника!
  • Пути господни!
  • Ученик волшебника!

  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net