Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург

Истории


29 ноября 2010 | Истории

Антикиллер

- Шеф, тут к вам какой-то полудохлик просится. Выкинуть, что ль?
- Какой еще полудохлик? – грузный, или, как он сам любил говорить – авторитетный – Николай Степанович, более известный в некоторых кругах как «Крученный», слегка наклонился к переговорному устройству.
- Да натуральный полудохлик, – плюнь – до Китая доплывет, – голос охранника сочился веселым изумлением. – Говорит: у него к Вам дело важное. Мол, Вам это больше, чем ему нужно.
- Ну-ка, дай мне на него глянуть, - Николай Степанович переключил камеры на мониторе.
В привычной черно-белой картинке въезда во двор особняка его взгляд не сразу обнаружил посетителя. Стоящий между двумя утесоподобными охранниками мужчина в сером плаще смотрелся как невостребованный штифт между клыками. Возрастом этак между тридцатью и пятьюдесятью, сутулый, худой, ростом значительно ниже минимального размера оплаты труда – натуральный полудохлик – он производил впечатление совершенно неопасного типа. Николай Степанович скривил губы, как при взгляде на ценник в магазине, и произнес:
- Ладно, пропусти, посмотрим, с чем он пришел.
Через десять минут посетитель протиснулся в приоткрытую дверь.
- З-здравствуйте… - заикаясь, произнес он, робко глядя между головой Николая Степановича и его «авторитетом» сквозь линзы очков и сжимаясь куда-то внутрь себя.

- Чего надо? – «Крученный» решительно не видел причин здороваться с визитером.
- Работу пришел просить, - еще больше сжался полудохлик, - возьмите меня, а то меня нигде не берут.
Николаю Степановичу стало весело. Наглость посетителя даже не оскорбляла – такой он был несуразный.
- А я, по-твоему, как раз подбираю всех, кто никому не нужен? Так, что ли?! – рявкнул он, хитро посмеиваясь в душе.
Визитер отпрыгнул к двери, схватился за ручку,.. но пересилил себя и снова повернулся, дрожа, как похмельный заяц, к хозяйскому столу.
- Нет, нет, что Вы, - клацая от страха кривыми зубками, пролепетал он, - просто Вам я действительно нужен. Поэтому и пришел.
- В самом деле? – в Николае Степановиче проснулся неподдельный, в отличие от всех его паспортов, интерес. – И кем ты просишься? Телохранителем, наверное. – «Крученный» ослепительно улыбнулся собственному остроумию.
- Нет, телохранителем я не смогу, - сокрушенно признался посетитель, возьмите меня киллером…
Орден «За заслуги перед Отечеством», врученный Управлением по борьбе с бандитизмом, меньше поразил бы Николая Степановича, чем эти тихие слова. Он даже не сразу нашелся, что ответить. Подвигав немного также «авторитетной» челюстью, будто бы в поисках собственного языка, он, наконец, сумел произнести:
- Слушай,.. как там тебя?..
- Дима, - подсказал визитер.
- Слушай, Дима, а кто тебе сказал, что я подобными делами занимаюсь? – расстрельный взгляд Николая Степановича больно вонзился, казалось, в самую пятку посетителя, сдавив сердце.
Тот попятился, готовый стать первой жертвой собственного киллерства и залепетал:
- Ну, так… это… как же… все же… это все знают…
«Крученный» поднял руку для конечного удара по столу… и замер в этой позе.
- Нет, мне все-таки интересно, - он опустил руку на стол и принялся постукивать по нему средним пальцем в чрезвычайно наглой «гайке», - каким образом ты собрался людей… - он запнулся на секунду, - ликвидировать? Может, ты – снайпер?
- Нет, нет. Я оружия вообще боюсь, - замахал руками Дима, - я по-другому. Дар у меня есть. С детства. Музыка…
Удивленные глаза Николая Степановича попытались выскочить в завтрашний день.
- Чего? – ошарашено спросил он, - музыка? Скрипкой по башке, что ли?
- Нет, не совсем, - «киллер» отчаянно заламывал руки, - вернее, совсем не так. И не совсем музыкой, в общем-то. Дело в том, что я пою. И, когда я пою, всем вокруг становится очень и очень плохо. Понимаете?
Николай Степанович не понимал. Он еще немного задумчиво постучал пальцем по столу и, собравшись с мыслями, изрек:
- Ничего не понимаю. Ну-ка, спой давай.
- А Вы выдержите? – с сомнением спросил посетитель. – Я, знаете ли, увлечься могу…
«Крученный» только презрительно хмыкнул. Хуже пения его водителя, как он думал, нет ничего в этом мире. Дима прокашлялся, прижал руки к груди и, подняв глаза к лепному потолку, затянул: «Ой, то не вечер, то не ве-е-чееееееер»…
Несыгранный ансамбль впивающихся в бетон дрелей, старых бормашин, и раздраженных тещ с электромясорубками производил бы более приятные звуки, чем это пение. Оно было убийственно фальшивым. Фальшивым, но громким. Настолько громким, что Дима не слышал ни дребезжания стеклопакетов; ни булькающие стоны позеленевшего Николая Степановича, пытающегося одной рукой расстегнуть ворот сорочки, а другой усиленно делающей знаки прекратить пение; ни грохот упавшего за дверью охранника. После второго куплета Дима, не услышав привычные протесты, опустил взгляд. На него тускло смотрели вытаращенные в последнем удивлении мертвые глаза «Крученного». Рука покойника, со скрюченными пальцами, казалось, все еще пытается дотянуться до горла певца.
В испуге Дима выскочил за дверь, резко дернув ручку, и чуть было не упал, споткнувшись о тело охранника. Он прошел по безжизненному дому, миновал оглушенных бойцов у ворот и, как обычно, дрожа, добрался до своей квартиры.
Что с ним теперь будет? Дима часто читал в газетах, что бывает с людьми, посмевшими просто косо посмотреть на такого человека, как Николай Степанович; а тут… И, по-прежнему, он безработный…
Утром его оторвал от кошмарного сна телефонный звонок.
- Дмитрий? – в любезном баритоне сквозило, тем не менее, робкое заискивание. Дождавшись ответа, звонящий продолжил, - У меня к Вам деловое предложение. Если Вам еще нужна… - небольшая пауза, - интересующая Вас работа, то Степан Николаевич – Вы ведь наверняка слышали о нем – приглашает Вас в свой офис. Машина уже у подъезда…
Дима приободрился. Кто же в этой стране не знает Степана Николаевича?!

Он заскочил в плащ, вышел из дома и сел, криво улыбнувшись открывшему дверцу водителю, в лимузин. И только на подъезде к шикарному особняку работодателя, в голову Димы пришла мысль, что сейчас ему снова придется демонстрировать свое пение…
Пароль. Или Чудеса выдержки при общении с тупой пиздой

- Я пароль в программу после отпуска забыла, а бумажку потеряла, сделайте что-нибудь. Мне срочно надо. Здравствуйте.
- Здраааавствуйте. Хорошо, я старый пароль сброшу, а Вы при входе новый себе введёте.
- Как это?
- Очень просто. Дважды введёте новый пароль. Одинаково. Одно и то же. И запишите в свою записную книжку. А лучше в две. Если одну потеряете.
- Двааажды? Нет, я не смогу! Вы лучше сами мне пароль введите.
- Ну, и что Вам туда конкретно ввести?
- Не хамите!
- Да, я и не думал, я просто спрашиваю, какие буквы-цифры Вам в пароль вдолбить!
- А! Нуууу, я не знаю.
- Ну, придумайте что-нибудь. Если фантазия в отпуске иссякла - например, инициалы и день-месяц-год рождения. Помните?
- Женщине такие вопросы задавать неприлично!
- Ах, извините. Придумайте тогда что-нибудь более другое – что угодно!
- Я же говорю, я после отпуска!
- Ху! Ясно, ага!
- Вы снова ругаетесь!
- Да, где я ругаюсь! Это у меня просто голос такой! Я просто сказал «агабля»!

- Ну, ладно… Вы сами какой-нибудь пароль мне придумайте.
- Хо…хорошо! Имя у Вас какое?
- А Вам зачем? Ну, Зоя…
- Очень приятно, блин, Зоя! (Кому давала стоя?) Мне это имя и в … мозг не впёрлось! Имя в программе Вашей какое? Ну, какой у Вас, Зоя, логин?
- Нет, ну, что Вы себе позволяете?! Это ни в какие ворота! Даже муж себе такого спрашивать не позволяет! Вы нахал и хам!
- Я хам?! Да, Вы не представляете себе, насколько я бэпэ интеллигентен и выдержан! Я Вам интеллигентно и выдержано поясняю – там, где у Вас программа имя-пароль спрашивает – в строчке «Имя», что написано?
- Я не помню… Ну, я же Вам говорю человеческим языком «я после отпуска»!
- Да, прочтите!!!
- Здесь что-то на латынскую букву А …дальше Дэ, что ли, Mэ, И с точкой, П … В общем какя-то абдракадабра… (Сама ты, блядь, абракадабра!)
(Йобанарот, облом! Шурик, блядь, под админом, наверное, шарился!)
- Нет, Вам это категорически не подходит. Что Вы обычно туда (в пизду) вводили?
- Тоже какие-то латынские буквы. Да, нет, там раньше всё было уже всегда!
- Ладно… Скажите имя компьютера. В самом низу экрана…
- Здесь АСЕГ написано!
- Да монитор Ваш евгейский мне похер, там внизу экрана справа значок – маааленький компьютер нарисован и знак вопроса, наведите на него курсор…
- А…
- Ну, стрелку, которая по экрану бегает, когда Вы мышку по коврику прогуливаете… Читайте.
- Тут какие-то цифры с точками…
- Цифры - нахрен! Буквы читайте!
- Тут не по-русски.
- Это по-английски.
- Я в школе немецкий изучала (Хай, Гитлер, блядь!), я английские буквы не знаю!
- Ну, читайте, как сможете. (ПТУ-шница йобаная!)
- Пять, ну, такая цифра древнеримская …
(Аххуеть, энциклопедистка!)
- … потом A, потом какая-то закорючка, на Д русскую похожа, потом И с точкой, потом П, потом снова A. (Вот, йобанарот, двоечница!)
- А! Понял-понял! Сам бы мог давно догадаться. Вот эти буквы и будете в строчке ИМЯ вводить, только не ошибитесь. А то весь смысл пропадёт.
- Подождите запишу на бумажке… Ну, и какой у меня будет пароль?
- Хорошо, записывайте теперь пароль, только бумажку не засуньте … не потеряйте! Пароль простой, пишите, это на чистом немецком языке! (Хенде хох, ебать тую Люсю, блядь, Зою!) - QWERTY-три-четырнадцать! (Сто хуёв тебе в сраку!)
– Вы чего это опять материтесь?!
- (Чего это я вслух сказал?) Это не мат, это просто подряд шесть немецко-фашистских букв по верхней строке клавиатуры от КУ до ВАЙ!
- Что «откудава»? А я почем знаю? Вы какой-то странный! И вообще шесть немецких букв - это слишком длинно! Можно что-нибудь покороче.
- Натюрлих, можно. (У-у-у-у, сука!) Ну, пусть тогда будет три немецких буквы с противной стороны клавиатуры и три немецких цифры с того же конца - IOP-нуль-девять-восемь.
- Да, что Вы сегодня всё ругатетесь!
- Да, бля, где я ругаюсь-то! Это просто три латинских буквы… Ах, да, забыл, три немецких буквы! Ну…(блядь) хорошо…(хуй с тобой) пусть…(ёбаны в рот) будет… (нахуй) по-русски… ЙЦУКЕН-пять-пять-пять.
- Прекратите же в конце концов сквернословить нецензурно!
(Ты что, сука, из мозга моего читаешь? Или наоборот - ебать мой лысый череп! - просто тетеря, блядь, глухая?)
- Я сквернословлю?! Да я ещё и не начинал скверно словить! Моё последнее предложение - ЁПРСТ-плять-плять-плять!
- Нет, Вы снова материтесь матом!
- Я так разговариваю. Всё это просто буквы! Буквы! Русские, латинские, немецкие, английские – какая к херам разница! – просто буквы! И просто цифры! Сквернословие, кстати, - тоже просто буквы! А буквы ничто по сравнению с действием в пять примерно баллов по шкале Рихтера, которое мне хотелось бы произвести!
- Вы мне угрожаете насилием? (Вотжеж, пиздец, какая проницательная тупая пизда!)
- Короче, Гитлер капутбля, Вы у меня весь мозг высосали (Лучше бы хуй!) ! Вводите себе сами что Вам угодно и куда Вам угодно! Хоть всю клавиатуру … введите! (Себе в пизду!)
- Всё, я не намерена больше терпеть эти циничные издевательства. Я директору пожалуюсь! Кто со мной говорит?
- С Вами говорит Answer-back unit!
- Хорошо, «господин» Ансвабек Юрий, я звоню директору!
- Хорошобля. А с кем Я говорю?
- Бухгалтер внутренней бухгалтерии ВАгиина.
- Дас ист фантастишь! Звоните куда угодно, госпожа бухгалтер внутреннего использования фройблянд ВагИна.

«Действительно, пизда!»



 


Просмотров: 1584 | Комментариев: 1
 

Похожие новости:
  • Как я ходил в редакцию
  • Был у меня хомяк
  • О чём дрочат женщины
  • Жопа - это святое!
  • Чуть не поймал
  • Истории
  • Как мы хуй ваяли
  • Тест
  • Птица
  • Новая Жизнь



  • mufkaaaa  #1   30 ноября 2010 00:29   Комментариев :2095   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 2095
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 12.12.2009
    Статус: Пользователь offline


    Последняя точно про мою работу... dash dash dash dash dash
       
     
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net