Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург


У трёх вокзалов

Атанас Петрович спешил домой. Шутка ли, полгода калымил вдали от родного очага. Продажных сисек не мял, беленькую и не нюхивал, только пиво когда — никогда. Да и жена Галина, провожая, просила, чтоб не шатался по улицам без надобности, Москва всё-таки…
Атанас жену уважал и слушался. Экономил и голодал, а всё наработанное закладывал в матрац, чтоб не с пустыми руками.
За три дня до Нового года заказчик поморщившись рассчитался, и Атанас, торжественно вспоров завонявшийся тик матраца, присовокупил сэкономленные средства к только что полученным, зашил наработанное в подкладку куцего синтетического полушубка и двинул на вокзал.
Москву знаете? Площадь трёх вокзалов, наверное, тоже. Вокзалы, хотя и находятся на приличном расстоянии друг от друга, да ещё и разделены площадью, всё равно; там весело. Народу – тьма, торгашей – тьма тьмущая, и иного сорта людишек тоже хватает.
Как только Атанас вышел из метро, так сразу и попал в лапы начинающей обогащаться буржуазии. Представитель зарождающегося клана «повеселимся за ваш счёт» возник, словно призрак, как и положено капитализму. Одет он был в чёрное пальто на несколько размеров больше чем нужно, из-за воротника которого была видна белая, давно не стираная сорочка. Завершённость dress-code подчёркивали шерстяные мешковатые брюки и лаковые – не по сезону, туфли. Руки молодого человека оттягивали два полосатых баула. Загородив дорогу, будущий буржуй затравленно сверкнул очами и с места в карьер предложил Атанасу облегчить домашний быт за шесть сотен рублей. Атанас почуял подвох, и схватился было за подкладку, но парень сразил его наповал щедростью предложения.

-- Подарки гарантированы, любезный. Берёте два, третий бесплатно. Рождественская акция… такое только раз в году бывает.
Пока Атанас Петрович соображал, что к чему, парень достал из баула яркую коробку с иностранной надписью SIEMENC. Оценив разноцветье упаковки, Петрович стушевался и огляделся окрест. По площади, украшенной праздничными огнями, кружил лёгкий снежок. Кругом сновали торопливые пешеходы, озабоченные приближением самого хлопотного на свете праздника. И тут Атанас вспомнил, что он совсем забыл про подарки Галине и детям. Поезд отбывал через полчаса, и оказия была как нельзя кстати. И теперь, Петрович с нетерпением следил за действиями парня. Но тот, явно не торопился. Как на замедленной киноплёнке, приоткрывалась крышка коробки в его руках. Внезапно всё вокруг с бега перешло на медленный шаг. Снежинки, до сей поры кружившиеся, приостановили свой полёт. Дворники надломились и зависли над казёнными лопатами. Казалось, сама земля замедлила своё вращение.
После нескольких, полных нервного напряжения мгновений, из коробки был извлечён блестящий продолговатый предмет вызывающей формы и непонятного назначения. Атанас зачарованно рассматривал сияющую штуковину.
-- А?! Как вам? Вы только посмотрите, какой дизайн! Ни одна хозяйка не останется равнодушной.
-- Да-а-а, – только и смог произнести Атанас Петрович.
Он уже представил свою хозяюшку Галину в цветастом переднике, которая не в силах сдерживать клокочущие эмоции, пускает слезу при виде мужниного подарка. А на полу сидит их малый – Егорка, тянет ручонки в сторону сверкающего предмета и повторяет, – дать, дать…
-- Никто не останется равнодушным, – то ли далёкой Галине, то ли чуть слышно сам себе, сказал Атанас, – никто…
Посторонний голос разрушил яркую картинку тёплого домашнего уюта и вернул Петровича в московскую метель.
-- Хотите, я вам правду скажу?
Парень сделал ударение на слове «правду» и Атанас тут же в неё поверил. Даже не зная, что именно он услышит. Слово «правда» подействовало магически. Между двумя людьми, встретившимися на площади в многомиллионном городе, мгновенно пробежала искра сопричастности к чему-то таинственному и настоящему. Атанас интуитивно потянулся к подкладке полушубка и, нащупав узелок торчащей суровой нитки, легонько потянул за него. Он слегка нагнулся и, повернувшись ухом к владельцу блестящей штуковины, волнительно сказал:
-- Хочу.
Парень оглянулся по сторонам и полушёпотом произнёс:
-- Я своей жене взял три таких по скидке… хотя, и не имел права. Если шеф узнает – меня по головке не погладят.
Затем, он подозрительно посмотрел на Петровича и прищурился.
-- Вы приезжий?
Атанас отпрянул и выпрямился.
-- Нет! Я здешний… местный, то есть. Москвич, – соврал он.
-- Чёрт, я так и знал, – парень расстроился и быстро стал прятать предмет в коробку. – И зачем я рассказал. Вот идиот!
-- Я никому не скажу, – в отчаянии заверил его Петрович, болезненно наблюдая за тем, как сверкающий предмет исчезает в недрах фирменной упаковки.
-- Точно? – парень недоверчиво глянул на собеседника.
-- Чтоб я сдох!
-- Ладно. Вы неплохой человек, уважаемый… как вас звать, кстати?
-- Атанас. Атанас Петрович.
-- Андрей, – парень протянул костлявую ладонь.
Они пожали друг другу руки. В морозном воздухе повисла двусмысленная пауза. Атанас переминался с ноги на ногу, тянул за нитку в подкладке, помогая второй рукой, чтобы кровные не вывалились в снежную жижу под ногами. Тем временем, Андрей аккуратно запаковывал коробку. Наконец, Атанасовы деньги были извлечены на свет божий, в то время как вожделенный предмет, напротив, исчез в полосатом бауле.
Видя, что интерес к нему, как к покупателю, пропал, Петрович взволновался. Андрей поднял свою поклажу с мостовой, выпрямился, широко улыбнулся и сказал:
-- Ладно, уважаемый, пойду я. Дел ещё по горло.
-- Постойте, как же так… я уже и деньги приготовил, – Атанас нервничал всё больше.
Андрей виновато посмотрел на собеседника и пожал плечами.
-- Знаете, я… в общем… я забыл. У меня встреча через полчаса. Человек заказал партию, а на склад я не успеваю. А вы теперь и сами понимаете, что такой ходовой товар, да ещё со скидкой – грех не взять. Поэтому…
-- Стойте! – взмолился Атанас, и до боли в пальцах вцепился в полосатый баул. – Я беру.
-- Не могу. Завтра скидки уже не будет, а человек ждёт. Под метелью белой… и ему вся партия нужна. Сожалею…
Парень попытался освободить сумку от железной хватки Атанаса.
-- Сколько там у вас? Я все возьму. Всё, что есть, – внезапно сказал Петрович, повинуясь искреннему порыву.
-- А оно вам надо? Вещица то эксклюзивная. Не для каждого, а только для тех, кто с понятием…
-- Очень. Очень надо, – честно признался Атанас.
По взгляду Андрея, Петрович понял, что тот колеблется. Ещё немного, и он сдастся. Необходимо только одно небольшое усилие. И Атанас решил прибегнуть к самому действенному средству. А что может быть сильнее власти денег? Сильнее страха? Что, в одни моменты жизни разрушает нас, а в другие, наоборот – окрыляет. Конечно, это правда. Та самая, на которую несколько минут назад купился сам Атанас Петрович. Её он и выдал.
-- Я вас обманул, – Атанас опустил глаза.
Андрей вопросительно вскинул брови, а Петрович смущённо продолжил:
-- Понимаете, я не совсем местный. Бог знает, когда ещё случай подвернётся в Москву приехать. А вы попробуйте сегодня всё-таки на склад успеть, а? Может, у вас получится взять для этого… своего. Продайте мне эти…
Атанас вдруг понял; он даже не знает, как называется то, что собирается купить. Но расписаться в собственном невежестве было выше его сил. Хватит и того, что Петрович уже сознался в том, что никакой он не столичный житель, а позорная лимита из Тьмутаракани. Правда, иногда может и убить, поэтому, выдавать её следует небольшими дозами. Поэтому, Атанас замолчал, и только жестами рук пытался обозначить, только что увиденную вещицу. Выходило у него несколько пошловато, но занятно.
-- Блендеры, – великодушно подсказал Андрей.
Красивое иностранное слово поразило Атанаса, не меньше, чем вид самого товара.
-- Бле-енде-еры, – еле слышно повторил он, наслаждаясь тягучими, завораживающими отзвуками развитого капитализма. Только такое название и могло быть у этого шокирующего чуда.
-- Продайте мне бле-енде-еры, – сказал Атанас, упиваясь тембром собственного голоса. – Продайте. Я все возьму, правда.
-- Была, не была! – залихватски, и совсем по-свойски сказал Андрей.
Поставив баулы на землю, он махнул рукой. Мол, семь бед – один ответ. По телу Атанаса разлилась приятная и щекочущая благодать. Потянулись волнительные минуты, характерные для любой сделки. Минуты настоящего, чистого откровения, как для владельца денег, так и для хозяина товара. Для каждого из участников процесса, это волшебный переход в иное состояние. Гибель и рождение в совершенно новой ипостаси.
– У меня в каждой сумке по сорок пять блендеров. Всего – девяносто штук. Вы платите только за шестьдесят, по триста рублей, итого… – он быстро подсчитал в уме, – восемнадцать косарей. Батарейки сами потом купите…
-- Какие батарейки? – всё ещё мало веря во внезапно обрушившееся на него счастье, спросил Атанас.
-- Ой! Я вам самое главное не сказал.
Андрей быстро вытащил из сумки коробку, распаковал и извлёк на свет божий вожделенную диковину. Картинно провёл рукой по сверкающей поверхности и нажал на кнопку. Внутри блендера что то щёлкнуло и чуть слышно зажужжало. Андрей поднёс бприбор к уху Атанаса.
-- Слышите? Слышите, как мягко работает? Германия...
Петрович уважительно прислушался к жужжанию.
-- Представляете, насколько это удобно для хозяйки? Не мешают провода… безопасность, опять же. Я уже не говорю про надёжность. Одно слово – немцы.
Сам процесс обмена произошёл достаточно быстро. Андрей пересчитал деньги и, сославшись на занятость, исчез в начавшей уже вовсю бушевать метели. Не забыв искренне поздравить Атанаса с покупкой.
Хороший, добрый парень, – подумал Петрович, – а ещё говорят, что москвичи – зажравшиеся бездельники.
Засунув баулы на самый верх багажного отделения, Атанас Петрович долго не мог заснуть, вслушиваясь в мерное постукивание колёс поезда и дребезжание стоящих на столике стаканов. Смотрел в окно на разгулявшуюся в природе завируху. Думал о доме, о жене и о старшем сыне Мишке. Мишке точно понравится диковинный механизм. Он у него смышлёный парень. Всё, что было в хате – разобрал. Собирал, конечно, не всё… так, по мере возможности. Ничего! Научится ещё, какие его годы. Главное – было бы желание. Атанас представил, как обрадуется ему жена Галина. Представил, какие у неё будут глаза, когда она увидит, что он ей привёз. Э-эх! Нужно было хотя бы спросить у Андрея, нахера они вообще нужны, блендеры эти. Ясно, что по хозяйству… да ладно, сама разберётся. Она у него тоже смышлёная, Галка то…
Несколько раз Атанас расстёгивал молнию на сумке, доставал блендер и, нажав на кнопку, слушал ровное жужжание отлаженного немецкого механизма. До тех пор, пока не сели батарейки.



 


Просмотров: 1812 | Комментариев: 0
 

Похожие новости:
  • Как я ходил в редакцию
  • Жопа - это святое!
  • Чуть не поймал
  • За двумя лыжами
  • Замечательный сосед
  • Тест
  • Доктор-шутник, стоматология
  • Новая Жизнь
  • Магазин детских товаров!
  • Голый король!

  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net