Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург


Он называл её "мой ангелочек", и это было смешно. Потому что ей едва исполнилось двадцать два, а ему было уже без пяти минут пятьдесят, и он, стареющий, но умилённый, с глуповатым, как у всех влюблённых, взглядом, смотрелся странновато, хоть и помолодел на вид лет на пять, когда появилась она.

Его звали Вова, и он был моим соседом по площадке, ещё на той, самой первой квартире, которую я снимала, когда только приехала в Питер.
И я уверена: он вполне догадывался о том, чем я на самом деле занимаюсь, но, надо отдать ему должное, никогда я не слышала от него ни сальных намеков, ни скабрезных шуточек.
Только сказал мне однажды, как бы невзначай: "Ты, малая, это, будь осторожнее, а то знаешь, как...".

Мы спокойно прожили через стенку месяца четыре, а потом появилась она. Высокая, тонкая, томная и светловолосая, со взглядом, полным наивности, и со странным именем Тереза - видимо, двадцать два года назад её мать впечатлилась каким-то иностранным фильмом.

И Вова сошёл с ума: он сразу дал отставку Вере - уютной, как тёплые домашние тапочки, женщине лет сорока восьми, которая приходила в его квартиру два-три раза в неделю, иногда оставалась на ночь, убирала, готовила обеды, и смотрела на Вовку с неподдельной теплотой.

Непонятно, что нашла Тереза в стареющем Вове, хотя надо отдать ему должное - он всегда выглядел неплохо для своего возраста, ходил в спортзал, был подтянут, ну и, плюс ко всему, держал небольшую лавчонку с сувенирами и прочей дребеденью, так интересующей туристов.
Не то чтобы он был совсем уж хорошо обеспечен - вовсе нет, но на жизнь ему хватало.
Ангелочек встречалась с ним не из-за денег. Просто, видимо, была она из тех девочек, которые любят мужчин намного старше себя.




Я серьёзно поругалась с Вовой только один раз - когда мы вдвоём курили на парадной и я, только-только узнав, что Вера получила отставку, потому что появился Ангелочек, позволила себе сказать Вове, что, мол, куда ты, сосед, влезаешь, и подумал бы ты хорошо - она, всё же, слишком молода для тебя, и смотри на вещи реально - вряд ли это всё продлится долго.
Вова вскипел тогда в одну секунду, и долго почти криком доказывал мне, что его девочка - почти ангел, а я ничерта не понимаю в жизни.

Ещё через два месяца они поженились, и с этого момента Вова стал окончательно потерян для общества - вряд ли с ним можно было говорить о чём-то, кроме его Ангелочка.

Через месяц после росписи Вова появился на пороге моей квартиры сияющий и с бутылкой вина - срок примерно пять недель, даст бог, будет сын.
Кажется, он готов был кричать об этом всему миру.

А еще через месяц я съехала на другую квартиру, и вскоре забыла и о Вове и о его Ангелочке.

* * * * *
Встречный прохожий схватил меня за руку в тот момент, когда я уже почти разминулась с ним, и смутно знакомый голос сказал вопросительно:
-Кать?
Я повернулась и долго рассматривала совершенно седого человека.
-Вова, - напомнил он и улыбнулся.
Бог мой, я его не узнала! Он изменился очень сильно. От подкачанного тела, похоже, не осталось следа - он ссохся, кажется, вдвое; да и с лицом произошли серьёзные метаморфозы - Вова страшно постарел.

-Что, не похож на себя стал? - спросил он.
-Не узнала, - вымученно улыбнулась я, - ты изменился.
-Ну да, - он грустно усмехнулся, - как у тебя дела? Замуж вышла?
-Неа, - ответила я, и попыталась пошутить, - не берёт никто, правда, я ещё не у всех спрашивала.
-А я с Терезой разошёлся, - выпалил он, пропустив мою шутку мимо ушей. Он вообще как будто только и ждал момента, когда можно будет об этом рассказать.
-Да ну?! - удивлённо переспросила я, хотя на самом деле совсем не удивилась. - А что ж так?

-Ох, это история такая... Слушай, а ты сильно спешишь вообще? Может, чаю выпьем, холодно тут стоять.
Я никуда не торопилась, я просто гуляла.
И мы зашли в недорогое кафе - благо, именно напротив него мы и встретились.
Через десять минут нам принесли чай. Всё это время мы говорили ни о чём - о погоде, ценах и правительстве.

-Ну так что там у тебя произошло? - спросила я, едва официант отошёл.
-Кать, - сказал он сразу, будто ждал вопроса, - а ведь ничего хорошего не вышло.
Я сочувственно смотрела на него.
Он помолчал немного, потом продолжил:
-Ну что, родила эта сука мне дочку...
"Ого! - отметила я про себя. - Вот уже и сука."

-Анечкой назвали, - его лицо вдруг подобрело, - знаешь, она такая красивая получилась!
И Вова снова замолчал. Я поняла: он вспоминает дочь. Я тоже молчала.
-Ну, знаешь, мы тогда на самом деле нормально жили... да, нормально жили, Кать...
-Верю, - я посмотрела на Вову как можно теплее. Похоже, ему было нелегко.
-Ну а потом вот это... Анечке полгода было, а я в больницу попал - сломал позвоночник.
-Ой! - невольно выдохнула я.
-Как видишь, жив, здоров, хожу, - он усмехнулся, - упал с велосипеда неудачно. Ну и что - два месяца в больнице, потом выписали домой. Бизнес, понятно, пошёл по швам. Я-то не мог этим заниматься, а она тоже как-то так... Ну и с Анечкой же сидела. Слушай, а давай вина выпьем, а?
-Давай, - согласилась я. И в самом деле, тут нужен был вовсе не чай.

-Полгода я провалялся дома, - сказал он, выпив бокал залпом и налив из бутылки снова, - прежде чем это всё началось...
Знаешь, я сейчас понимаю, что вот тогда я же это всё чувствовал, но вот до сих пор не понимаю, почему я это сделал.
Он выпил снова.
-Она начала мне намекать, чтобы я переписал свою квартиру на неё. Аккуратно так ещё, знаешь, мол, у меня такая травма серьёзная, да и возраст... а у нас общий ребёнок - и, не дай бог, что произойдёт - они с ребенком могут оказаться на улице, вдруг, мол, другие родственники претендовать будут на квартиру, а так - не подкопаешься...
"Сильно, - подумала я, - девочка не промах."

Вслух спросила:
-Иии?
-И я подарил ей свою квартиру, - как-то совсем безразлично закончил он.
-Оохх! - неподдельно обалдела я. И выпалила первое, что пришло в голову. - Вот ты идиот!
-Я думал, мы вместе будем жить долго, - сухо, без эмоций, сказал он. Пережил.

-Первые два месяца после этого всё было, вроде, неплохо. А потом началось.
В общем, когда я уже немного начал вставать... хорошо хоть подождала... а может, просто так совпало...

У меня почему-то пропало настроение.
-В общем, оказалось, что у неё появился любовник. Наверное, он с самого начала и был... Дениска...
Он выговорил его имя презрительно, как выплюнул.
-Молодой? - спросила я. И тут же спохватилась: вот дура-то!
Впрочем, Вова воспринял вопрос на удивление спокойно.
-Молодой. Тридцать. Ну что ж, этого и надо было ожидать...
Он замолчал.

-А дальше? - спросила я нетерпеливо. Я и в самом деле вся превратилась в слух.
-А дальше и рассказывать нечего, - сухо, как будто и не с ним это было, продолжил он, - а дальше он просто пришёл ко мне и сказал, чтобы я собирал вещи и валил из чужой квартиры... иначе...
-Пи*дец! - выдохнула я эмоцию.
-Да, - спокойно сказал Вова, - именно так.
-Но ты же там прописан был? - вскипела я. - Ну как это "вали"?! Почему ты не боролся?!
Я уже поняла, что было дальше.
-Кать, ты людей не знаешь, - горько усмехнулся Вовка, - а вот так это - вали. Он, понимаешь, совсем непростым оказался, Дениска этот. Круто стоял. Я пробивал на него. А она молодец - нашла себе. Ну ничего - всё в жизни возвращается... Кать, знаешь, там бессмысленно было что-то делать. Меня бы просто убили. И никто бы не нашёл. Квартира-то, сама, наверное, помнишь, хорошая, двушка...
Вовка опрокинул в себя ещё бокал.
-А потом мне отдали паспорт. В общем, прописки там уже не было. Вот так-то, Кать.

Я закурила вторую подряд.
-И где ты сейчас обитаешь, Вов?
-Не поверишь, Кать, - он печально усмехнулся, и я впервые за вечер увидела, как его взгляд стал тёплым, - у Веры я.
-У Веры?! - не поверила я ушам. - Подожди, у той самой Веры, которая тогда к тебе приходила?!
Он кивнул.

-Ну ты даёшь! - удивилась я. - А как это она тебя приняла? Я так понимаю, ты с ней тогда не очень нормально разошёлся...
-Ну вот так, - сказал он, - я ж говорю, ты жизни не знаешь.
-Да уж, - мрачно согласилась я.
А он продолжил:
-Они мне дали два дня, чтобы собрать вещи... Ну и, считай, на улицу. Ну и вот так...

-Подожди, - не поняла я, - так Вера-то откуда взялась?
-Вот так и взялась, -неопределённо ответил он, - мне больше некому было звонить.
Мы замолчали.
Я подозвала официанта и попросила ещё бутылку.

-И как вы с Верой?
-Нормально, - кивнул он, - живём. Знаешь, ведь, по сути, она меня на ноги и поставила. Я же и жить не хотел. Теперь вот сторожем работаю, ночь через две...
-Молодец Верка, - согласилась я, - она мне и тогда нравилась. Нормальная ж баба. Чего ж ты так тогда...
-Да, Вера молодец, - согласился он, - я не знаю, где б я был, если б не она. Я об этом часто думаю.

Нам принесли вторую бутылку.
-Давай, Вовка, - я подняла бокал и сказала тост, - за то, чтоб всё было хорошо.
-Да, - просто согласился он, - чтоб было.
Выпил, поставил бокал, пьяно посмотрел на меня и сказал:
-Знаешь, а ведь мы с ней хорошо жили...
Помолчал чуть, и сказал зло, не мне, куда-то в пространство:
-Мой ангелочек...



 


Просмотров: 5613 | Комментариев: 1
 

Похожие новости:
  • Половые перверсии
  • Особая примета
  • Бизнес по-белоруски
  • Обиняки
  • Шалун
  • Скачков
  • Петрович!
  • У меня все хорошо!
  • Свидание )))
  • История недели :)



  • Joke  #1   4 апреля 2013 07:26   Комментариев :1955   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 1955
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 29.04.2010
    Статус: Пользователь offline


    blev
       
     
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net