Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург

Шобашка


28 сентября 2009 | Истории

Кто мне вот щас позвонит и нахуйблять скажэт – Генчег, довай мол кидай свои кости в штаны, сцука пожывее, шобашка есть, то я этого будущева инвалида зашлю так далеко нахуй, что дажэ моя геаграфичка ахуеет бы от таких неведамых науке палюсоф. Так как, ребята, ебал я в рот и другие половые отверстия эти шабашки нах. Вы конечно поинтрисуетесь, а схуйли ты мудачилла выебуесся. Патерпевший чтоле? Все трудяги так и зарабатывают на всякие ништяки, а ты бля чо, инвалид? Впрягайся типа и паши гандон молча. Джамшут ёбаный. Или можэт у тебя дедушкой значицца Рокфеллер? Ни то бля и ни другое. Просто нах единственная в моей жызни шобашка прецтала преда мной ва всей сваей гатичной красате.





Ну началось с того суко, что звонит мне как-то вечером фпятницу мой таварищ па школе Калёк Шнырин. Вы знаете Калька? Да хуй вы знаете этого чимпиона по утилизацыи спиртосодержащих раствороф. Я ищо его в те времена смутныйе знал когда люди друг друга товарищами обзывали. Бывало нах он меня тащил за ноги домой. Бывало я его. А бывало в такой асфальт накидывались, что храповецкого включали прямо на месте распития. Калян конечно храпел так, что менты нас трогать баялись. Я да сих пор в нефпонятках как нас в те времена не забрали нахуй иноплонетяне и как ващще нашы печени смогли выдержать такую экзекуцыю. Вот бля такой друх децтва бля.

Ну звонит он вопчем и говорит, что начальнику на даче надо зафоршмачить ремонт типа. Напарник его колдырит ужэ неделю и нихуя нетранспортабелен. Говорит, помоги мне друх ямы там пакапать, палы бетоном залить и другую мелкую строительную терминологию, я её всю нахуй не запомнил блять. Ну думаю потужусь-попердю, но на новый куртафан себе нахимичу. Зима жэ блять не за горами ёпта. Ну говорю, помогу раз такая тема.

И вот ясным субботним днём вместо того чтоб глушыть беспащадно пиво, как все нормальные люди, я сложыл в пакет свои старые кроссы марки «абибас» и джынсы от вида которых когда-то ссались дефки всех вазрастов и нацыональностей, гатовые отдацца в ванючем падъезде парню в модных штанах. Калёк ещё када я их напялил начал ржать сука.
- Ты чо Лефан музей ограбил?
- Ни рубишь чтоли – говорю – Я в этих джынсярах таких куриц снимал, что сейчас только от воспоминаний кочерыга наружу рвёцца.

Но это конечно, как вы догадались нихуя не относицца к делу. Просто прихваснул лишний рас, что я и в молодые годы был тем ищо перцем. Вопчем находилась дачка в таком живописном месте, что я прямо любавацца начал видами и прочей поэтической хуйнёй, пока мне Калёк не дал пендаля и не сунул в руку лопату. Патом паказал на апределённую точку в агароде и сказал.
- Капай, харэ залипать.
Устал я не сразу. Дета через минуту сорок семь сикунд. Я кинул пару десяткоф лопат, бросил нахуй это неблагодарное дело и опять начал зырить па старанам. Должэн заметить, что были мы с Каляном не адни на этой ебачей даче. Тут обжывал жылищще, а заодно срал нам под ноги кот Барсик, а такжэ кроме нас на даче хуярили ищо два каменщика. Они какую-то будку городили типа беседки. Типа начяльник Калька будет сидеть в этай милой биседке, пить чай и размышлять о вечном. Точнее конечно, где ещё, что можно спиздить. И вот эти каменщики мне ни понравились нихуя. Какие-то они пидары были эти каминщики. Морда бля у них канкретным кирпичом, не зря психологи говорят, что прафессия откладывает атпечаток на летцо. Вот и у этих чмырюноф тожэ пиздец, как всё сложно было. Так вот пофторюсь слегка, что каменщики эти пидары были, что яебу. Как то всё тёрлись друх аб дружку, пастаянно начисляли себе па сотне и к чириз час, када у нармального люда трудовой день был ф самом разгаре, они ужэ поймали клюкана и начали на несгибаемых нагах искать себе приключенийа.

Так каг у миня была лопата, они пастеснялись ка мне падхадить, а падашли к Кальку и сбили с него нехватающий чирик на пузырь. Затем папёрли фмагазин, за дозаправкой. Я падашол после этого к Кальку и попросил другую работу. Мне дали чото там попилить болгаркой, что миня вполне устраивало.
- Как думаеш Калёк – на всякий пажарный паинтерисовался я – ат этих забултых ниприятностей нибудет? Нам ещё тут начевать всё-таки.
- Не сцы нармальные мужыки – как-то неуверенно подбодрил меня Калёк - Шеф кстати позвонил, сказал сейчас две малярши подъедут, тоже с ночофкой. Так что Лефан можэт сёдня гусака своего погулять выведеш.
От этой радосной информации я с энтузиазмом накинулся, чото делать и дажэ чуть нихуёво ни падпортил стройматериалы сваим усердием.
Маляры были выписаны, как я понял из ближайшей кунсткамеры. Я бы не удивился бы, если бы у них в штанах аказались ебенячих размероф хуи. Но у Калька при виде этих монстроф состоящего из рук, ног и двух обезяних заточек началось обильное слюновыделение.
- Тёлки прибыли – изрёк он когда подобрал слюну.
- Ну сука нахуй. Я лучше Барсика выебу – сказал я и пашол дальше отрабатывать такой далёкий и такой близкий куртафан.
Бабы были, как я ужэ сообщал в прямом эфире, были беспащадно некрасивы. Им было лет за сорок, и жыр был основной состовляющщей их арганизма. Но бля нисматря ни на что, я так понял ф палавом плане они какого-то хуя да сих пор пылали огнём. Потому как тока увидели меня в моих некогда маднячих джынсах, сразу начали игриво падкатывать ка мне.
- Маааладой чилавек? – спросила адна прецтавительница валика и штукатурки. – Хде сдесь туалет?
- Направо блять – мрачно ответил я стараясь не смотреть в глаза этой кросотке ф кавычках. Ну на ебало, не наёбую пацаны, смерть индейцам нах.
- Спасибо, а прикурить не будет? – не отцтаёт лакокрасочная.
- Направо блять.
- Ну и ладно – обидилась чювиха. Ну а хули абижацца с таким то еблом канячим?

Калёк сматрю адну на поебацца ужэ подразвёл и щасливо хадил патирал руки в предвкушении ночной оргии.
- Не дрейфуй Лефан – подбадривал он меня – Сливу зальём, а там пох. В юности помнишь не таких слоноф ебли и хули? Жыв-здоров? Прорвёмся ёпта.
Думаю ладно. Посижу пабухаю, а там можэт как-нибудь отпетляю с поля боя. Колёк ваще все уши прожжжужал нащот, как он будет драть рыженькую и ужэ хотел идти в магаз за топливом.

Но где там хуй. Как тока Калёк смазал лыжи неажыданно вернулись каменщики. Када я увидел их ёбла я понял две весчи. Первая - они не пидарасы и фтарая, что Кольку сёдня поебацца не предстоит. Потому как такие ёбла я наблюдал у тока вернуфшихся из армии друзей. Они там измученные ананизмом тожэ так па асобеннаму втыкали на женщин. Причом реально им было пох, что было наверху. Главное что внизу была пизда. Через месяц-другой этот взгляд уходил конечно.
Вопчем назревал канфликт, так как адин абштукатуреный ужэ в мясо кирпич начал подкатывать свои яйца к Каляна тёлке. Калян васпользававшись маментом ткнул мне деньги и заслал за водкой меня, чтоб я его кралю тут не проебал в миг.

Вернувшись я вычислил следующую ситуацыю: Тёлки тожэ не фчерашнии оказались. Поняв, что от меня толку небудет, они справедливо решыли, что два хуя луче одного и начали вестись на пьяный базар кирпичникоф. Калёк уныло сматрел фпустоту и чото мазал или красил. Я вздохнул с аблехчением. “Канфликт – думаю – исчерпан”. Ага – хуй.

Да канца дня я заебался так, что уничтожить спиртное был уже не в состоянии. Тем более брал то в ращёт и на жирных малярш, а они нас через хуй кинули. Поэтому всосав поллитры, мы с Кальком пошли на заслуженный блять отдых. Ну спать. Расположились мы на втором этаже на матрасах. Каменщики жужали с бабами внизу, хоть и громко, но на удивление недолго.

Не нада гаварить что када я снял свои «абибасы» штыб пашол такой, что мухи сразу начали атакавать окна и стены, а парачка дажэ аткинула капыта. Остальные пражыли недолго. Пока не зашол Коляни не снял свои ебаные кирзаны. Меня признацца тожэ чуть не накрыло па полной.
- Калёк выкинь наски нахуй быстрей, а то пиздец. Воняет хуйнёй какой-то– прогундосил я, зажав шнобак двумя руками.
- Ахуел? А работать завтра в чом?
- Завтра подберёшь. Выкидуй, вонища блять. Сдохну щас нахуй. – А у самого глаза ужэ слезяцца вовсю, а по стенам от штыба трещины пошли.
Тут как назло в дверь пастучали.
- Мальчики, - раздался томный голос за дверью.
- Тёлки пришли – обрадовался Калёк и выкинул сваи бумеранги в окно. При этом стук был такой, какбутта грохнулся шлакаблок.

“Началось блять” – падумал я. И пашол на балкон пассать. Когда зашол, тёлка жаловалась Каляну что вроде ей каменщик глаз сцука подбил. Вроде за то, что в очко не дала. И, правда видон у этой табуретки эмалевой был пиздец финишный. Под глазом фанарь был, размером с яблоко. Впрочем, тёлка была в сиську готовая и еле держалась на нагах.

В дверь неажиданно ввалилось тело каменщика. Он схватил дуру за волосы и потащил вниз. Тёлка заверещала и у меня заложило уши к хуям.
Не знаю был ли Калёк благородных кравей и числились ли у него в предках рыцари, но он каковата хуя схватил металлические клещи и моментально отоварил насильника стрёмных малярш па кумполу. Причом звук был такой как бутта ударили в колокол. Каменщик выпустил добычу из хищных лап и посмотрел унылым взглядом на Колька.
- Сука ты. – праизнес невнятно он и с грохотом покатился вниз по лестнице.

Ну блять пошабашил – падумал я и приуныл. Придёцца теперь блять всю ночь держать высоту. Ещё и кабыла рядом пьяная нахуй ноет. Ситуация короче плачевная. Но не время было распускать нюни, и мы начали готовицца к штурму. Для начала подпёрли и укрепили двери из подручных стройматериалоф. Собрали всё тяжолое вооружение, включая артелерию из нескольких кирпичей и обломки штукатурки. Вооружение прямо скажу, было у нас неважное. Молоток, болгарка, клещи и плоскогубцы. Я взял себе молоток и клещи. Колёк довольствовался остальным орудием. Баба, которая в жизни оказалась Мариной, кричала, что теперь её подругу убьют нахуй, изнасилуют, а потом опять убьют, и требовала от нас, чтоб мы её спасли. Я посоветовал ей пойти самой освободить её. На что она отреагировала спокойно. Легла на мой матрас и захрапела. Одной проблемой стало меньше.

Штурм начался примерно через полчаса с применением тяжолой сука техники. “Тигры” и “Пантеры” конечно не учавствовали, но жахнули по нашей двери из не менее мощнава орудия. Кувалда проломила халтурную дверь и разломила её в щепки. Из-за дверей раздался нечеловеческий голос, и показалась кирпичная морда.
- Вешайтесь падлы – сказала она.
За што туд же получила обломком штукатурки в глаз от Колька.
- Сукиииииии – заорала морда и наступление ненадолго прервалось.

Мы кое-как укрепили последний сука рубеж, выпили и начали ждать второй атаки. Тёлка храпела, Колёк волновался, внизу была какая-то возня. Всё шло к тому, что куртец на зиму мне придёцца добывать в другом ёбаном месте.

Минут через десять мы услышали за дверью шорох и перешоптывание.
- Не заходить суки - заорал Колёк так, что я подскочил. – Поубиваем нахуй. У меня дед лично семь фрицев руками задушил.
Причом тут дед к Каляну я не вкурил, но за дверью задумались.
- Слышь пацаны – раздался голос за дверью – Тема есть.
- Чо надо доходяги? – осмелел я, и подмигнул Кольку.
- Кароче с вас ящик водяры и мы подписываем мировую.
Я от такой наглости ахуел.
- Может тебе гамна ящик – на всякий случай уточнил я.
- Пацаны мы не шутим. Мы тут кое-что для вас приготовили, так что сильно языком не молотите. Бегите за водярой и распиваем стопку мира.
Ну думаю пиздец. Не ядерную же они бомбу притаранили сюда. Хотя инструмента на даче валом, могли чото нехорошее соорудить. Я с сомнением глянул на Колька и полез в карман прикинуть руками скока там денех. Колёк впрочем сдавацца и не собирался.
- Я ебал ваших матерей и сестёр– опять заорал он и кинул в дверь кирпичом для устрашения. Кирпич я тут же его поднял. Снарядов было в обрез.

За дверью опять зашептались и тут блять начался штурм. Дверь снова ламанули и наша халтурная баррикада рухнула прямо на нас. Причом одна доска отлетела и так конкретно ударила спящую Марину в оставшийся здоровый глаз. Та завизжала, что раненая. Под эту канонаду меня тоже чем-то шебздануло по щеке, но это оказалось не самое страшное. Из-за дверей в нас полетели какие-то небольшие, но блять подозрительные мешки с не менее подозрительной белой хернёй. “Мешками нас гасят. Ахуели”- успела мелькнуть мысль, прежде чем мешки упали и разорвались. Нас обдало облаком белой ядовитой пыли. У меня начало резать глаза и нос. Во рту тоже было некомфортно. Короче я побросал всё своё оружие и начал усердно блять тереть глаза и чихать. Колян судя по звукам составил мне компанию в этом занятии. Мы оказались полностью деморализованы и ваще безоружны. И тут в нас полетели кирпичи. Конкретно так полетели. И кирпичи были конкретные. Меня в грудину зацепило и в руку. Коляну вроде в живот досталось. Он согнулся и начал тяжело дышать.

“Есть один потерпевший” – подумал я и заскочил на балкон. Там немного продышался и по-бырому затащил на балкон Колька. Дверь быстро загородил старым креслом и досками. Там отхаркнув лишние элементы изо рта, начали обдумывать сложившуюся ситуацию.

А ситуация блять была нихуёвая. Полностью безаружные мы с Каляном и два сумашедших убийцы за тонкой гранью двери, вааружённые по последнему слову военной техники. И тут ни ставо ни сево, нас с Каляном канкретно нахлобучило. Чо за мешки в нас кинули и с какой хуйнём, мы ясен хуй не поняли. Может нычку хозяйскую нашли по коксу, а может в стройматериалы, нынче химию кладут убойную. Бывает, открываешь какой-нибудь “Даместос” и скажем, если слаб на нюхальник может и от даместаса вштырить. Ну вот нас с Кольком от этой хуйни ядовитой и пригвоздило конкретно. Я сразу почувствовал себя одновременно Брюсом Ли и Арнольдом этим Негером. А Коляна так вобще штормом в море унесло нахуй. Его как-то странно перекосячило и он начал рычать, как ёбаный тигр.
- Открывай двери землянин – утробным голосом сказал Калян. – Щас будет сука экзекуция.
Меня аж пиридёрнуло.

Я тоже осмелел нихуёво. Видать химия подействовала. А ёще я понял, что полностью владею техникой скорпиона и ондатры. Если конечно такие школы есть в этом ёбаном Китае или как там его бля..
- Давай Калёк – заорал неожиданно я – покажем этим пидарасам, что Шаолинь не здаёцца.
Колька начало колбасить и я сразу понял, что его техника чем-то схожа с моей.
- Убирай кресло Генчик арёт он мне. Я ракета ёбана. Я блять крейсер “Варяг” Я снесу врагов нахуй. Расстреляю. – арёт Колёк и сам клешни свои расставил, бутто он Миг-29.
Ну думаю, попали крысы кирпичные. Ща мы их растерзаем блять. Сам думаю и тащу кресло. И вроде блять чувствую, что я кабан вроде здоровый, а кресло гнилое сдвинуть с места не могу. Как железобетонное блять. А Колян рядом ваще не на шутку разошолся.
- Чо ты там возишся, смертный? – арёт он мне. - Врагам продался крыса? Так я тебя тоже щас заебошу козла.

Перестал, в общем, признавать во мне друга. А мне самому ваще херова и глюканы поползли. И тут чувствую кресло легко так поползло из под рук. Думаю наконецто. Сматрю блять, а это дверь открываеца на балкон и две рожи в праёме появляюцца в респираторах. Эта я уже потом так сообразил, а вначале мне паказалось, что открываецца люк космическава карабля и оттуда два инопланетянина вылазят. Я как завижжу блять женским голосом, аж чуть перепонки не выбило. Ну глюкануло конкретно. Последняя фаза ёбана. Калян сматрю за доску схватился, а поднять её тоже не может, крутицца вокруг неё блять, как засохшая какашка, а силы нету. Бросил он эту доску и посмотрел на меня.
- Я слетаю за подмогой друх – заорал он мне и сиганул вниз. Плавно так полетел. Красиво, я даже залюбовался. Но или подбили его штоле или бензин кончился, но как ебанёцца он в ближайших кустах, как сука ёбаный кукурузник, а не легендарный Миг-29. Короче думаю, сгинул адин боец и тут же получил по ебаку от инопланетян. Чуфствую юшка патриотическая лёцца по моим устам. Всё думаю. Щас каво-нибудь убью. Выхватываю из кармана горсть семок и реально прямо в ебло инопланетянину кидаю. Тут с другой староны получаю в ухо, а с третьей в печень зарядили, с четвёртой по носу.
- Да скока вас падлы – заорал я и прыгнул вслед за Кальком.

Ачнулся говорят, я через двое суток. Напротив, какого-то хуя перебинтованный, на меня весело смотрел Калян.
- Ты чо ржош придурок? – спросил я.
Прозвучало это примерно как “Жы жо жжож жыдужок”.
Калёк залился ещё больше. Я хотел ещё чото сказать, но получалось тока сплошное “жыжыжы”. Во рту ащущались не все зубы. Да и вообще рот не ащущался. “Пошабашил блять” – с горечью подумал я и на всякий случай отключился.

Как я лижал больнице, это будет отдельная история. Но забигая напирёд скажу, что в соревнованиях по пирдежу выигрывал пастоянно какой-то моложававо вида хуй на соседской койки. Он где-то наебнулся и сломал нахуй ногу. Чувак этот кароче охранником работал на офисе и поднаторел в этом деле. Так после местной жрачки он такие раскаты выпускал по нам, что мы с Кальком невольно вздрагивали, вспоминали дачу и недавний смертельный бой за высоту. Мы чото этово пацана с Каляном за это невзлюбили и решили проучить казла, пока он нас не запердел. Но это как я ужэ сказал другая история.

Выписали меня через две недели. В справке я прочол “Многочисленные переломы рёбер… ушибы… выбиты четыре зуба….гиматомы на голове…” Кароче по описаниям я учавствовал в Сталинградской битве. Ну и хуй с ним, думаю.

А Калька кстати, эта Марина, которая подбитая малярша, проведывала в больнице. Ну и страшилище же я вам скажу пацаны. Даже пердун этот, когда увидел эту кралю с двумя фингалами под глазами, аж с перепугу пердеть перестал на день и в тот день соревнование выиграл я. Обидно просто, что из-за этого фрегла малярного мы так нихуйно пострадали. Все ваще беды от баб пацаны. Ну и конечно от вечного желания заработать. Так что на шабашки я теперь ни нагой. Дажэ не приглашайте бляди.



Вечна ваш, легендарный сука паэт и празаик, кароль застолий и падваротен Геннадий Легендов.



 


Просмотров: 1257 | Комментариев: 0
 

Похожие новости:
  • В первый раз
  • О Люське Лаптевой (нормальной тёлке)
  • А где пальто?
  • Замечательный сосед
  • Тест
  • Ахтунг
  • Голый король!
  • О наболевшем!
  • Рельсы, зайцы и «ПУХ»
  • Зоопарк :)

  • Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net