Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург

Истории


11 января 2010 | Истории

Рождественская сказка

Эта история, так же как и сотни других невероятных историй, приключилась тёплым и снежным декабрьским вечером, в акурат под рождество. И по стечению обстоятельств именно в этот день Вовке исполнилось, ни много ни мало а ровно пятьдесят два года. Две трети из которых он просто проспал, а оставшеюся треть практически и не помнил. Свой первый день рождения он встретил на ступеньках местного УВД замотанным в потёртую синтетическую шубу леопардового расцвета. После чего в его жизни замелькали больницы, приюты, снова больницы и наконец, интернат для умственно отсталых детей, где он собственно и вырос, возмужал, и где ему разрешили впоследствии работать дворником.

Жил Вовка в небольшой комнатушке в северном флигеле интерната, который располагался на территории старинной усадьбы графа ... Какого именно графа он, к сожалению, не помнил, да и это мало относится к нашей истории, так как историей Вовка не интересовался. Он вообще ничем не интересовался, а просто любил бабочек, компот из сухофруктов и старую игрушку "калейдоскоп".
Вот и сегодня, как в прочем и всегда по вечерам, он сидел на табурете у окна, пил горячий компот и рассматривал причудливые и разноцветные абстракции, рождающиеся в глубинах его подсознания и состоящие из разноцветных стекляшек, привычно пересыпающихся в недрах "калейдоскопа". За окном размеренно падал снег. Было удивительно тихо и если очень прислушаться, то можно было расслышать как при встрече, нежно касаясь друг друга, здороваются большие и пушистые снежинки, игриво разлетаются в стороны и медленно опускаются на землю, превращаясь в первый рождественский снег.





-Ээээхххх, - грустно вздохнул Вовка и, протерев рукавом свитера оконное стекло, с тоскою посмотрел на зелёную красавицу ёлку, растущую прямо посередине двора. Ему было по-настоящему обидно и тоскливо. Обидно потому, что ему снова не разрешили наряжать ёлочку, а тоскливо от того, что у него не было друзей, которые могли бы прийти к нему на день рожденья.

- Ишь чего придумал , старый дурак, - грозно прокричала Тамара Александровна, - У меня тут детишек тридцать человек желающих , а ему видите ли ёлочку нарядить захотелось, подбери сопли, совсем в детство впал. Иди вон лучше дорожку до хозблока почисть, и нечего тут слюни распускать. В моём интернате и без тебя идиотов хватает.
После чего директриса властно выставила Вовку за дверь, надев ему на руки красные рукавички и сунув под нос здоровенную лопату.
Эта сцена неизменно повторялась каждое рождество, от чего Вовке становилось необъяснимо грустно. И этот год, увы, не стал исключением.

-Ээээхххх, - снова вздохнул Вовка и обречённо заглянул в "калейдоскоп", где его маленькие "стеклянные друзья" привычно праздновали его очередной день рождения. Все было, как всегда и ничего не предвещало чего-либо из ряда вон выходящего.
Как вдруг разноцветные стекляшки, с шелестом перемешавшись, сложились сначала в разноцветную снежинку, а потом совершенно необъяснимым образом в дорожный знак "поворот на право".
- Гы! - удивился Вовка и снова крутанул "калейдоскоп". Знак никуда не пропадал, а даже стал более отчётливым и ровным.
- Гы-гы-гы! - Вовка поднялся с табуретки и, приложив игрушку к правому глазу, сделал неуверенный шаг в ту сторону, в которую показывал знак. Так он дошёл до середины комнаты. Затем, "знак" поменял направление на "прямо", затем "налево" и ещё раз "налево". Так, слушаясь подсказок "калейдоскопа", Вовка оказался сначала на улице, а потом и около зелёной красавицы ёлочки."STOP" скомандовал очередной дорожный "знак". Вовка послушался и остановился и, убрав от глаз калейдоскоп, осмотрелся по сторонам. На улице было темно и Вовка не сразу смог разглядеть приличного размера обувную коробку, завёрнутую в серебристую фольгу и перевязанную голубой шёлковой ленточкой.
- Гы, - удивилённо произнёс Вовка и огляделся по сторонам. Двор был абсолютно пуст. Немного побаиваясь, что его заметят и будут ругать, он осторожно поднял коробку и, озираясь, попятился в сторону флигеля.

Придя в свою комнатушку, Вовка положил коробку на подоконник и, ещё раз оглянувшись на всякий случай по сторонам, развязал шёлковый бантик и аккуратно приподнял крышку.
- Гы! - испуганно воскликнул Вовка и отскочил от окна. Из коробки на него пристально смотрели два, как ему показалось, огненно красных глаза. Вовка слегка остолбенев, неуверенно переминался с ноги на ногу.
Вдруг в коробке что-то зашевелилось, чихнуло и, брызнув в разные стороны разноцветным серпантином, на подоконник выпрыгнул неожиданно-зелёный бурундучок в золотистом колпачке и жёлтеньких брючках на лямочке.
- Привет братишка! - пропищал бурундучок и расползся в безукоризненном реверансе.
- Гы, - поздоровался слегка опешивший от неожиданности Вовка.
- Есть чего-нибудь выпить? - бодренько взвизгнул странный гость и залпом выпил остатки компота из рядом стоящего на подоконнике стакана, - тьфу какая мерзость!
Бурундучок скорчил недовольную рожицу и быстро запрыгнул обратно в коробку. Но уже через секунду он выскочил оттуда с бутылкой "Абрау-Дюрсо" и двумя хрустальными бокалами.
- Ну что, давай гулять! - взвизгнул зверек, и пробка с характерным для шампанского щелчком впечаталась в потолок.
- С днюхой, дружище! И с наступающим рождеством! - торжественно произнёс бурундучок и разлил вино по бокалам, – налетай!
- Гы, - неуверенно произнёс Вовка, ведь он никогда не пил вина и тем более не пил вина с бурундучками. Но всё же взял бокал и осторожно сделал глоток.
- Не-ет, так не пойдёт, надо до дна! - прозвенел бурундучок, поучительно потрясая пальцем около Вовкиного носа.
Вовка послушно допил вино и удивлённо посмотрел на зверюшку. Он чувствовал какое-то странное расположение к этому маленькому созданью и уже даже доверял ему.
- Гы? - спросил Вовка
- Конечно друзья, а то, как ищё! - взвизгнул бурундучок и разлил по второй.
Они снова выпили, потом ещё и ещё...
- Так! Ну, всё, а теперь подарки и праздничный концерт, - провизжал новый друг и Вовка расплылся в беззубой улыбке. Он очень-очень любил подарки и праздничные концерты, всякие хороводы, и красочные фейерверки.
Бурундучок ловко накрыв крышкой коробку, запрыгнул на неё и лихо отбив чечётку звонко произнёс волшебное заклинание - тирили-тирили-тирили-бом, пум-пум-пи-ду-пу! - затем шустро спрыгнув на подоконник, поклонился и под идущие откуда-то сверху звуки фанфар торжественно произнёс:
- Праздничную церемонию по раздаче подарков предлагаю считать открытой! Налетай!
- Гыыыыыы! – Вовка смеясь и хлопая в ладоши, немедленно открыл коробку и извлёк оттуда розовую шапочку с ярко-красным помпоном.
- Эххххх, - умилённо произнёс Вовка, это была его мечта, точно такую же шапочку он видел на Леночке Гусевой из экспериментальной группы по обучению компьютерной графике детей, страдающих синдромом Дауна . Он радостно нахлобучил её себе на голову и важно прошелся по комнате.
- Гы? - поблагодарил и одновременно спросил Вовка бурундучка.
- Да не вопрос, дружище! Да сколько угодно! - бурундучок вновь проделал фокус с чечёткой и в следующую секунду Вовка обнаружил в волшебной коробке вкусного "петушка на палочке".
- Гы-гы, - чуть не заплакав от радости пролепетал Вовка, нежно обняв нового, и уже, наверно, своего лучшего друга.
- Так-так-так... ну всё, пожалуйста, без сантиментов! И тем более некогда нам, у нас полно дел, бери коробку и двигай за мной! - Ну что смотришь? Пошли, пошли!
Бурундучок шустро спрыгнул на пол и в два прыжка оказался у входной двери.
- Вперёд приятель! Нас ждут великие дела!

И уже через пару минут приятели оказались около двери интерната на, припорошенном свежим рождественским снежком, крыльце.
- Гы… - растерянно проговорил Вовка
- Ну и что? Подумаешь закрыто! А коробка нам, по-твоему, на что? - невозмутимо пропищал бурундучок.
Вовка спрятав в карман, мешающий ему, "калейдоскоп", открыл серебряную коробку. В ней лежал ключ от входной двери.
- Гы, - утвердительно кивнул Вовка и повернул ключ в замочной скважине.
Аккуратно вытерев ноги о половичок, друзья прошли во внутренние помещения интерната и остановились посередине просторного и освещённого всего одной лампочкой, холла.
- А теперь мы будем веселиться, - пропищал бурундочок и, резко изменившись в мордочке, начал внезапно расти. Глаза заблестели адским пламенем, жёлтые брючки с треском порвались и упали на пол, шерсть вываливалась клоками, зубы превратились в огромные и острые клыки, а полоски на спине в ярко-красный гребень, покрытый ужасными шипами. И вот уже через минуту смешной бурундучок превратился в отвратительного монстра около трёх метров высотой.
- Гы, - испуганно пролепетал Вовка, и попятился было к двери.
- Имя мне Лувезьлов! - прогремел голос чудовища - Открой коробку! Возьми! Иди! Делай!
Вовка испуганно открыл коробку и извлёк оттуда огромный тесак для рубки мяса. В этот момент монстр коснулся его плеча и Вовка почувствовал, как неведомые силы наполняют его мышцы мощью дотоле ему неизвестной, а мозг яростью и уверенностью.
- Да мой господин, - неожиданно отчётливо произнес Вовка и уверенным шагом направился в сторону ординаторской.

День у Тамары Александровны Купцовой, директора интерната для слаборазвитых детей, выдался хлопотным и суетливым. Все эти предновогодние приготовления, отчёты, балансы совсем свалили с ног "железную леди". Она так устала, что даже не проснулась, когда в ординаторскую медленными шагами вошёл Вовка и с силой обрушил на её хрупкую шею остро отточенный, неумолимый "мясоруб". Небрежно брызнув кровяными струйками на отчётные документы, обезглавленная тушка Тамары Александровны, нелепо осела на пол, плюхнувшись со стула, как мешок с корнеплодами. А мирно спящая голова, как бильярдный шарик откатилась к настольной лампе изготовленной предположительно в середине девятнадцатого века.
- Страйк!!! - воскликнул Вовка и, схватив за волосы голову директрисы, с силой запустил её в открытую настежь форточку. После чего по-военному развернувшись на каблуках, он гигантскими шагами, будто паря в воздухе, молча побежал по коридорам, высоко держа над головой окровавленный "мясоруб".
Дверь с табличкой "женская палата" открылась с издевательским скрипом.
- Спокойно, - прошипел Лувезьлов и, взмахнув лапой, осыпал комнату каким-то нереальным, блестящим серпантином, - Теперь они не проснутся. Иди и твори! - произнёс монстр и отойдя от двери взглядом поджёг банкетку.
Вовка вошёл в комнату, и схватив за волосы первую попавшеюся спящую дурочку, ловко отсёк ей голову. Весь забрызганный кровью Вовка неистово рубил, резал и расчленял невинно спящих недоразвитых девочек. Пока не добрался до последней кроватки, на которой лежала Леночка Гусева.
- Гы-гы, - скорее по привычке произнёс Вовка и резко перевернув Леночку на живот задрал ей ночную рубашку и уверенным движением сорвал с неё трусики с разноцветными Микки Маусами.

Уже спустя несколько секунд Вовка почувствовал себя полноправным мужчиной. И ещё раз, напоследок оглядев распластавшуюся на кровати девочку, утвердительно кивнул и яростно всадил "мясоруб" ровно промеж нежно розовых после ебли упругих девчачьих ягодиц.

Примерно через полчаса Вовка вышел из пылающего интерната, волоча за собой огромный мешок с руками, ногами и головами убиенных им дибилов. Бросив мешок недалеко от елки, он быстро сбегал в хозблок и притащил оттуда внушительный моток ржавой колючей проволоки. После чего, порубив её на куски примерно по полметра каждый, он начал доставать из мешка части тел, крепко-накрепко обматывать их проволокой, и бережно помещать на пушистых еловых ветках. За всё время пока Вовка наряжал ёлочку, он не проронил ни единого слова и на его лице не дрогнул ни один мускул. Когда все украшение нашли своё место на ветвях рождественской красавицы, Вовка растерянно огляделся по сторонам и радостно воскликнув, извлёк из сугроба голову Тамары Александровны. Затем, в лучших традициях НБА, он ловко водрузил её на макушку прекрасного дерева.
- Да будет так! – произнёс появившийся из пылающего интерната монстр и в ту же секунду вновь превратился в маленького и смешного бурундучка около блестящей коробки.
- Гы, – почему-то недовольно произнёс Вовка
- Минутку братишка! Сейчас всё поправим - пропищал бурундучок и лихо извлёк из коробки огромную электрическую гирлянду, которая уже через пару минут мигала и переливалась разноцветными огнями на красивой рождественской ёлке. После чего, он так же ловко извлёк из коробки маленькую музыкальную шкатулку.
- Это тебе!
- Гы, - улыбнулся Вовка и протянул зверюшке свой "калейдоскоп"
Потом они обнялись и долго-долго смотрели друг на друга.
- Ну, что ж, мне пора. С днём рожденья, друг! И с рождеством! - пропищал бурундучёк и помахав на прощание лапкой, шустро запрыгнул в коробку, которая в ту же секунду медленно поднялась в воздух и описав прощальный круг над верхушкой рождественской ёлки, стремительно взмыла к звёздам, оставив за собой удивительной красоты след из серебряных снежинок.

- Гы, - шмыгнул носом Вовка и энергично помахал другу рукой.

Светало. Лампочки во рту и глазницах головы Тамары Александровны Купцовой озорно мигали, создавая неповторимую атмосферу праздника в душе улыбающегося Вовки.
- Как хорошо, что на рождество всегда есть место для чуда! - думал Вовка, нежно поглаживая в кармане нижнюю челюсть Леночки Гусевой. Ему было тепло, тепло от того, что, наконец, он нашёл себе друга, нарядил ёлочку и в первый раз в своей жизни по-настоящему отметил день рождения и рождество, с подарками, шампанским и озорными играми. С неба падали огромные снежинки, похожие на стайку удивительно красивых бабочек. Ёлочка озорно подмигивала ему разноцветными огоньками, а из маленькой музыкальной шкатулки лилась весёлая рождественская песенка...


Jingle bells, jingle bells,
jingle all the way!
O what fun it is to ride
In a one-horse open sleigh


* * *

Огайо, Цинциннати, несколькими десятилетиями ранее ...

Полуторамесячный Чарли удивлённо смотрел на совсем ещё юную Кэтлин, хлещущую бурбон из горла рядом с его кроваткой.
- Уилл, ну где ты там, мать твою! - нетерпеливо взвизгнула шестнадцатилетняя мама.
- Да тут я крошка, чего разоралась! Посмотри лучше, чего я в коридоре нашёл - и Уильям достал из-за спины блестящую серебром коробку, перевязанную голубой шёлковой лентой и протянул её, покачивающейся от бурбона, Кэтлин.
- Ну и что там? - Кэтлин развязала бантик и извлекла из коробки маленького плюшевого бурундучка.
- Вот жеж ёбань какая, - прыснула Кэтлин - Да и хуй с ним, пусть будет! Вон Чарли подрастёт ему эту хрень и подарим!

- Да, сучёнок? - нежно прошептала Кэтлин, хитро подмигнув, пока ещё невинно улыбающемуся, сыночку.

За окном падал первый декабрьский снег, семья Мэнсонов готовилась отмечать очередное рождество. Рождество 1934 года.

Ремонт

Когда мне стукнуло двенадцать лет, ко мне пришёл мой дед, и сказал:
- Я старый солдат, и не знаю слов любви. Да они тебе и не нужны в общем-то. Свою любовь к тебе, внучка, я выражаю в виде двухкомнатной квартиры, которую ты обретёшь сразу же после того как я умру. В чём подвох, спросишь? А в том что я ещё бодр, весел, и не ссусь под себя. А это значит, что хату ты получишь нескоро. Травить меня бесполезно, я два раза ел пирожки твоей мамы, и выжил. Значит, у меня иммунитет даже к плутонию. Долго ждать будешь.
И дед меня не обманул. Собственницей двухкомнатной жилплощади я стала только через десять лет. И ещё года два после этого просто буйно радовалась тому, что мне больше не нужно есть пирожки своей мамы, а так же с ней жить. Потом эйфория прошла, и на её место пришла грусть. Ибо я узрела на своей площади разруху. Разруха была везде: в вытертых обоях, в ржавом унитазе, и в пожелтевшей клеёнке, которой были оклеены стены туалета. Грусть, в свою очередь, сменилась тоской. Потому что денег на ремонт у меня не было, а мужика, у которого их можно было бы выклянчить – у меня не было вообще никогда в жизни. Но разруха всё сильнее действовала на мою психику, и последней каплей стала худая плешивая мышь, насравшая мне на обеденный стол, и там же почему-то скончавшаяся. Похоронив мышь в ржавом унитазе, я подбила свою наличность, и выяснила, что моих накоплений хватит на пять рулонов обоев и пачку клея. Остальные стройматериалы я намеревалась спиздить у соседа дяди Вити, который очень удачно затеял у себя евроремонт, а материалы очень по-глупому хранил в общем коридоре.
Новый унитаз у меня тоже имелся. Его уже заблаговременно где-то спиздил мой покойный дед, и припрятал на балконе. Как знал, как знал.

Украв у дяди Вити коробку плитки, тридцать метров плинтуса, и банку белой краски, попутно прикидывая: а не дадут ли мне пизды, если я попру ещё и итальянский смеситесь для ванной, я занялась ремонтом в стиле «Сам себе молдаванин».
Два дня я обдирала старые обои, мысленно матеря покойного предка. Обоев на стене было три слоя, плюс старые газеты. Чем он их приклеивал я не знаю, но обои не желали отдираться даже в промокшем виде. Поэтому на третий день я озверела, и решила приклеить четвёртый слой обоев. Так теплее зимой будет.
Порезав недрогнувшей рукой все пять рулонов обоев на одинаковые куски, я смутно и запоздало начала подозревать, что молдаванин из меня совсем негодный. Хуёвый даже, не побоюсь этого слова, из меня молдаванин. Потому что мне никто не сказал про то, что рисунок на стыке обоев должен совпадать. А рисунок там был, и знатный: под зелёной пальмой, в голубой луже, в лучах оранжевого солнца, маленький тигрёнок сосёт сиську у бегемота, вывалившего язык. Ну, может, и не у бегемота, и не сиську, но, во всяком случае, очень на то похоже. И рисунок этот повторяется три миллиона раз. Я сложила на полу нарезанные куски, и предсказуемо обнаружила, что рисунок очень даже хорошо совпадает. Идеально, я бы даже сказала. Если вам, конечно, нравятся тигрята, ебущие в рот бегемота, и бегемоты, лижущие тигриную жопу. И всё это в пальмах.
Лично мне получившийся паззл понравился даже больше чем оригинал, но небольшая проблема была в том, что обклеивать этой зоофилией я собиралась детскую комнату. Справедливо рассудив, что пятилетний ребёнок вряд ли поймёт что именно тигрёнок сосёт у бегемотика, а через пару лет, возможно, я познакомлюсь с олигархом или, на худой конец, с молдаванином, которые переклеят мне тут всё заново, и намазала клеем первый кусок.
Приклеив на стену три обоины, и полюбовавшись на ряд тигриных жоп во рту у бегемотов, я наткнулась на преграду в виде шкафа. Всем известно, что я богатырской силы женщина, и что я умею таскать на плече пьяных, активно сопротивляющихся, стокилограммовых мужиков, но всему есть предел. Шкаф я поднять точно не смогу. Это же не икеевский шкаф Анебуда из прессованного картона, а Дедушкин Опиздинительно Огромный и Тяжёлый Шкаф-Мутант. Следовательно, придётся звонить Никитосу.
Никитос, которого я на заре своей писательской карьеры очень тепло описала в рассказе Человек-Мудак, не зря носил столь гордое погоняло. После всего, что между нами было, он меня не убил, не съел мою печень, и даже не возненавидел. Он стал со мной дружить. Справедливо полагая, что такой неординарный человек как я непременно может ему пригодиться в будущем. Правда, за прошедшие десять лет я ему ещё ни разу не пригождалась. Зато он мне – очень часто. Я женщина хваткая и меркантильная, это тоже все знают.
- Никитос, - сексуально прошептала я в телефонную трубку. – Хочешь почти бесплатно посмотреть как тигрёнок ебёт бегемотика под пальмой в лучах солнца?
- Почём коробок? – сразу соориентировался Никитос, припомнив, судя по всему, тот постыдный случай, когда я покурила зелёных наркотиков, и пять часов разговаривала по-немецки с нарисованными на стене рыбками. При том, что я и немецкого-то не знаю.
- Обижаете, начальник. Я в завязке. И сейчас серьёзна как раковая опухоль. Приезжай, мой бурундучок. Дело есть.
Бурундучок приехал через час, и, склонив голову, стал рассматривать мои новые обои.
- Впечатляет? – Я похлопала его по плечу, и гордо задрала подбородок. – Свежо? Смело? Нетрадиционно?
- Великолепно. – Никитос повернулся ко мне лицом. – Ребёнок будет в восторге. Если ты, конечно, не собираешься предварительно выколоть ему глаза. Я так понимаю, за просмотр сей абстракции ты что-то со мной теперь сделаешь?
- Само собой. Видишь шкаф? – Я кивнула головой на преграду.
Глаза Никитоса налились слезами:
- Это же Дедушкин Опиздинительно Огромный и Тяжёлый Шкаф-Мутант!
- Именно так. – Я ободряюще улыбнулась. – И тебе надо его вытащить из комнаты. Или, как минимум, отодвинуть к противоположной стене. Чтобы я и дальше могла клеить свои весёлые картинки.
- У меня треснет жопа. – Попробовал подавить на жалость Никитос.
- А у меня много клея. – Я знала как его подбодрить.
- Я могу умереть! – Никитос явно не желал мне помогать.
- У меня хорошие связи на Митинском кладбище. Бери шкаф, и не вздумай убегать балконами. – Припомнила я ему давний косяк.
- Я имею право на звонок другу! – истерично взвизгнул Никитос, и судорожно потыкал в кнопки телефона.
Я возражать не стала.
Ещё через час приехал очень полезный друг Никитоса, который, подозреваю, был профессиональным молдаванином. Ибо припёр с собой какие-то ремни, и мешок чего-то вонючего. Ремнями он ловко подпоясал Дедушкин Шкаф, а вонючий мешок вручил мне, и застенчиво сказал:
- А это вам.
- Там говно? – Я ещё раз принюхалась к мешку, и вопросительно посмотрела на дарителя.
- Там обои. – Даритель покраснел, и старательно отводил взгляд от моих весёлых картинок. – Сухие обои. Их надо развести водой, и получится такая как бы кашица. Её нужно черпать, и размазывать по стенам. Потом, когда всё засохнет, будет очень красиво.
Я растрогалась:
- Они, наверное, дорогие? Сколько с меня?
- Это подарок. – Покраснел молдаванин. – Мне за них Никита деньги отдаст. Он сказал, что вы немножко на голову ёбнутая, но ваш ребёнок страдать не должен. Давайте мы этих совокупляющихся мумми-троллей отклеим, и намажем стены кашицей?
- Я вот тебе щас жопу кашицей намажу! – Возмутилась я, и сурово посмотрела на скорчившегося за шкафом Никитоса. – Обои прекрасны, мой ребёнок тоже на голову ёбнутый, и они ему нравятся. А кашицей я щас туалет поклею. Не пропадать же добру?
Под кряхтяще-пердящие звуки, доносящиеся из комнаты, я развела в тазике сухие обои, и передумала клеить туалет. На кашицу получившаяся продрись была похожа меньше всего. Больше всего она была похожа на блевотину. Жёлто-зелёную, с вкраплениями корейской морковки и кукурузы Бондюэль.
- Эй! – Я высунула голову в прихожую. – Это точно надо мазать на стену?
Ответом мне послужил громкий одинокий пук.
Зачерпнув ладошкой немного продриси, я шлёпнула её на стену, и аккуратно размазала пластмассовым мастерком. Получилось ещё хуже чем было, зато под цвет ржавого унитаза. Понимая, что за нами Москва, и отступать уже некуда, я быстро обмазала блевотиной все стены, и, увлекшись, дверь. Отступив на шаг назад, и откинув со лба волосы, я стала созерцать.
- А что это торчит? – Сзади незаметно подкрался молдаванин, и испортил мне созерцание.
- Это торчит гвоздь. – Миролюбиво ответила я. – На нём в будущем будет висеть держатель для туалетной бумаги. А вот на этот я повешу птичку-палево. Она всегда тут висит. (Лирическое отступление: когда-то мне подарили совершенно мудацкую игрушку: деревянную клетку с сидящей внутри птичкой, которая реагирует на звук, и начинает горласто петь. Я долго думала куда её можно пристроить с пользой, и повесила птицу в туалете. За полгода все мои друзья отучились какать у меня дома. Птичка-палево реагировала громкими песнями на самый минимальный пердёж)
- И много у вас тут гвоздиков? – Отчего-то напрягся молдаванин.
- Да дохуя! – Я обвела широким жестом стены туалета. – Вот тут гвоздик для автоматического освежителя, на этом висит моя фотография, а вон на том – полочка для свежей прессы. А что не так?
- Вы на мешочке с обоями инструкцию не читали?
Я не люблю такие вопросы. Они никогда не предвещают ничего хорошего. Но пришлось признаться в том, что ничего я на мешочке не читала. И очень зря. Потому что на мешочке было написано, что прежде чем клеить жидкие обои, надо предварительно удалить из стен все металлические предметы. Иначе через неделю на их месте появятся ржавые пятна большого диаметра.
Я совершенно не расстроилась, ибо при таком раскладе унитаз можно смело не менять.
Посчитав туалет вполне отремонтированным, я заглянула в комнату с ревизией. Ревизия меня удовлетворила, шкаф был перемещён к противоположной стене, а Никитос лежал у порога мёртвым.
- Он очень старался. – Прокомментировал картину молдаванин. – Теперь ему нужно дать пива.
- Пизды ему нужно дать, симулянту. – Покривила я душой, скорее, по привычке, и ушла в магазин за пивом, но купила зачем-то водки.

…Дальнейший ход ремонта я помню смутно.
В туалете беспрестанно надрывалась птичка-палево, в тазике с остатками жидких обоев поднялся уровень и прибавилось кукурузы, в ушах звенел мой собственный отчаянный крик: «Не срать! Я всё слышу!», и перед глазами мелькали ебущиеся бегемотики.
Очнулась я через три дня.
В доме было тихо, и пахло одиночеством.
Детская комната была полностью обклеена обоями, включая потолок и люстру. В тазике с клеем намертво застыл мой зимний сапог, из голенища которого задорно выглядывал резиновый хуй. Это же слово было нацарапано на дверце Дедушкиного Опиздинительного Шкафа. Причём, моим почерком.
Перекрестившись, я заглянула в туалет. Блевотина на стенах высохла, и, как и обещал молдаванин, всё было очень красиво: со стен на меня с укором смотрели неровные коричневые пятна, меньше всего похожие на ржавчину, и больше всего наталкивающие на мысль, что кто-то вытирал о стены жопу. Птичка-палево была заботливо укутана в три рулона туалетной бумаги, и молчала. Унитаза не было вообще. Зато пол туалета был выложен спизженной у дяди Вити плиткой. Вернее, тремя плитками. А на двери белой краской нарисована жопа.
Всё-таки, погоняло у Никитоса очень правильное. А в том, что к этому приложил руку именно мой друг – я не сомневалась ни секунды.
Никитоса я по-своему очень даже люблю, поэтому обои в детской я не меняла шесть лет. И столько же не трогала Дедушкин Шкаф.
И лишь не так давно, решив, наконец, сменить мебель и уничтожить бегемотиков, с помощью мужа я отодвинула шкаф, и со слезами счастья узрела на стене за ним привет из прошлого. Который выглядел как надпись на обоях, выложенная пластилином:
«ЛИДА! ТЫ ПИДОРАСКА!»



 


Просмотров: 2565 | Комментариев: 4
 

Похожие новости:
  • Как я ходил в редакцию
  • Святое дело
  • Жопа - это святое!
  • В первый раз
  • Сопи, Петя, сопи
  • Шалун
  • За двумя лыжами
  • Было дело
  • Было дело
  • Праздник и его канун. Быль.



  • Green Bom  #1   11 января 2010 11:09   Комментариев :658   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 658
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 20.12.2009
    Статус: Пользователь offline


    blev


    --------------------
       
     


    saidjon2002  #2   11 января 2010 13:42   Комментариев :158   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 158
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 29.12.2009
    Статус: Пользователь offline


    муть полная
       
     


    S E L D O M  #3   11 января 2010 21:52   Комментариев :2080   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 2080
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 12.06.2009
    Статус: Пользователь offline


    нудно mellow mellow
       
     


    xakeridze  #4   20 января 2010 04:51   Комментариев :60   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 60
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 19.01.2010
    Статус: Пользователь offline


    не осилел нудно urod
       
     
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net