Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург

Истории


6 мая 2010 | Истории

Мозоли

Ездил я короче на выходных в деревню, бапку с дедкой попроведать. Все у них вроде ништяк – бапка, скока себя помню, про болезни свои задвигает, помру типа скоро – а сама, пока жалуеца, кадки с огурцами из погреба в погреб и обратно бегом таскает, хуй вчетвером угонишься (Мне иногда кажеца, што если бы в какой нибудь джып вместо тыщи лошадиных хоть одну старушычью силу захуярить – на нем вапще потом хуй где застрянешь). А дед хуле – пока бапка под муравья на амфетаминах косит, свое двигает, про Сталина, про «нонешних педоразов», и так, по мелочи. Причом грамотно так задвигает, обосновано – пока бапка в хате, на тросточку обопреца, доводы приводит, бапка из хаты – хуяк, и в чулане уже чем-то звенит, кряхтит и булькает. Бапка тока в сенях дверью хлопнет – дед уже опять за столом песдит, как будто и не дергался никуда. У меня цикле на пятом аж шея заболела, головой за ним дергать. И ведь хоть бы чем спалился – бапка на каждом заходе ево из-под бровей чуть ли не рентгеном просвечивает – хуй там, старого партизана фошыстским взглядом не проймёшь. Пока под стол мимо тросточки не йобнулся, так явку и не провалил.

Посидели вопщем, деду с улицы снега принесли – шышку от ухвата похолодить, потрещали о том – о сем, пора и домой стартовать. Выезжаю из деревни, уже трассу видно, и тут хуяк – на брюхо сел. А хуле, мне дед ещо маленькому говорил, што нехуй после кировца в колею соваца, так мы ж умные ниибаца, куда там старикам до нас. Достал короче лопату, только на руки плюнул – слышу – песдеж знакомый над ухом зажужжал, модели «Ээх, итить иво мать, разве ж щас машины? Вот раньше, помница, машины так машины были…» Оглядываюсь – точняк, Кукурец с Пузырем стоят, усами шевелят и жужжат. Я, если честно, подохуел малость – думал померли уже давным давно, я ж их такими вот старыми еще с тех пор, как на горшок первый раз сам попросился, помню. Нихуя, бодренькие стоят, как всегда бухие в говно, советами заваливают и не остают нихуя.

Их за эту дойобистость кстати в деревне строго Мозолями зовут, и вот сколько я деревень видел – обязательно в каждой хоть пара таких Мозолей, но есть. Я даже иногда подумываю, што при закладке новой деревни туда сначала этих Мозолей завозят, а уж потом коров, людей и говно на улицы. И, стопудово, если песдануть где нибудь машину времени и сгонять в какой нибудь стопиццотый век до нашей эры, адин хуй увидишь этих же пассажиров, стоящих на пригорке и кричащих «ыык, уук, кто ж так мамонта загоняет, ироды, ты ево подножкой, подножкой роняй! Иээх, вот помню в наше время и мамонты крупнее были, и охотнеги не такие ебанутые..» И так, пока кто-нибудь их каменной дубиной по волосатой жопе не успокоит.

Откопал я короче под их руковоцтвом свой пепелац, на ровную дорогу выехал, достал заныканный на всякий случай пузырь дедовой портяновки – и к ним. Хуле, старость уважить нужно, тем более прикольные они, ностальгия опять же. Йобнули они, покрякали, и тут у Пузыря из жужжания мысль выделяеца – типа голова чота последнее время кружица, помирать штоле скоро… Я аж помидором подавился, наскока ахуел. Голова у него кружица начала, в стописят лет-то. И вспомнилась мне про них тема одна…

Короче, лет дваццать назад, спиздил один из них у бапки своей целую четверть косорыловки, и на пару со вторым в поля рванул, партизанить. В стог зарылись, стаканами звенят, про погоду хуйовую и траву незеленую жужжат. И все бы заебись, но из закуски – тока махорка из карманов, а у них от неё изжога почему-то началась, хуй ево разберешь. Мучались-мучались, и решили молодость мохнатую вспомнить – дождались вечера и песданули к одной зловредной бапке в сад, за яблоками. Доску в заборе кое-как отогнули, до яблонь дохромали, полные полфункебели яблок набили – и назад, в ставку. Тока от яблони отошли – хуяк, бабка эта с оглоблей из крыжовника выскакивает, раз, два – у Мозолей кепки послетали, три,четыре – погоня началась. Впереди Мозоли хромают, сзади бабка с оглоблей,скорость полтора километра в час. А ветер в ушах адин хуй свистит, патамушто ва первых, подача в голову нехуйовая перед этим прилетела, а во вторых - бабка сзади дрыном во все стороны как вертолет машет. Кукурец немного спортивней оказался, и до забора первым добежал, а Пузырь в это время с тропы сбился и слегонца в яме с компостом притонул, тока кепка чистой осталась. И то, патамушта под яблоней лежит. Кукурец до забора добежал, доску отогнул, оборачиваеца – а там из темноты хуйпаймичо на него песдует, чорное, вонючее, одни глаза в темноте светяца. Он от испуга доску и отпустил, а Пузырь от такого фофана аж из сапогов выскочил и навстречу бабке полетел, соколом говняным.

А бабка хуле – хоть про какой-то там бейсбол окаянный и не слышала никогда, но в лапту в децтве походу здорово придрочилась, так што за треском оглобли из-за забора тут же и Пузырь к Кукурцу прилетел, чистенький и охуевший. Чистенький, патамушта от двух таких подач с него весь компост нахуй облетел, охуевший – потому што яблоки после этого по-любому теперь мыть придеца. А хуле, здоровье – его ж беречь надо, кому ж всю ночь дристать-то охота? Дождались пока бапка уймецца и панталоны после встречи с летающими Пузырями стирать пойдет, за сапогами по-быстрому слазили – и опять в стог. Так там и жили два дня, пока жоны их не нашли и песдюлей не дали.

И вот таких приключений у них – штук по пять в среднем на месяц жизни, а у них йоптыть, голова тока сейчас кружица чо-то начала. Песдец и ужос. Щас вон на любое тельце из офисного планктона глянь – одно нытье кругом, и жызнь хуйовая, и здоровье нефпесду, и маникюр сцуко поломался, и спинки болят. Кризиса по норкам бояца сидят. Тьфу бля, мозгойобы. На стариков равняца надо, нашему бы поколению от них хотя бы процентов десять здоровья с оптимизмом перенять, хуй бы нас какой кризис даже шептуна пустить заставил бы.

Мачо

Он вышел, громко хлопнув дверью. Затем увидел меня и присел рядом.
- Слыш кеня, прикурить дай.
Я окинул его взглядом, в котором сквозило столько презрения, что, пожалуй, на его месте я подал бы в суд за оскорбление. Но он молча выдержал эту психологическую атаку и прикурил от предложенной мной зажигалки. Он привык к таким взглядам. С тех пор как он поселился у нас в доме, такие взгляды его встречали и провожали. Эти взгляды его били и убивали. Разрывали на части. Высасывали мозг. Но ему было похуй. Он был наверное похуист, городского масштаба. У него не было ни совести, ни чести, ни мужского достоинства. Хотя конечно скорей всего достоинство присутствовало, но не то которое превращает простого мужчину в настоящего мужчину. Он был лишь пидарастической маленькой тенью мельтешащей под солнцем. Значит, был гораздо меньше чем никем.

Он работал каким-то высокооплачиваемым стриптизёром в ночном клубе. И он женился на моей соседке по площадке Елене Андреевне. Богатой тётеньке не из бедных. Ей было 61, ему 22. Я из уважения к возрасту называл её тёть Лена. Все кроме этой ебанутой коровы знали, что реально этому смазливому дрыщу с мелированными патлами от неё нужно. Она же утверждала, что он её любит. Что он нежный, милый мальчик с добрым сердцем, открытой душой и чистыми мыслями.

Ясен хуй, что этот чистый и добрый мальчик, сначала переписал на себя пару машин и рьяно взялся за квартиру, пока старушка не остыла к нему и пока её чувства пылали мощным молодяцким огнём, сжигающим разве только мозги окружающих. Я очень надеялся, что пока безмозглая старая пердуха, возомнившая себя на старости лет молодой и интересной дамочкой очнётся, он её выкинет нахуй из собственной квартиры.

Я к этому парню в отличии от всех остальных особой неприязни не испытывал. Так при случае просто рубанул бы его в ухо и всё. Я не стал бы его убивать и отдавать мясо в полночь бродячим псам, как хотел это сделать Серёга. Или кастрировать, как хотела Ирина Петровна, старая ебанутая бабка с первого этажа. Но все знали, что она просто завидует, её ведь никто не дерёт, так что нехуй. Пацан делал себе карьеру в жизни. Как, никого не ебёт. И меня не сильно ебало. Но презрение всё равно было. Мужиком я его не считал. А это главный критерий. Бухать с таким куском гамна – ахтунг. Наверняка этот ублюдок лизал вонючую, небритую бабкину пизду за деньги и потом спокойно смотрел людям в глаза. Это даже не пиздец друзья. Это гораздо хужэ. Это фу суканахуй.

- Слыш чювак – бесцеремонно обратился он ко мне – Как думаешь наши сегодня выиграют?
Я пожал плечами, давая понять, что мне беседовать с ним не о чем. Тем более он был слегка под градусом. Наверное, въебал вискаря или чо там эти гломурные пидорасы пьют?
- Слыш Васян, поможешь мне, я тебе нормально заплачу – неожиданно предложил он.
Думаю пидарас не пидарас, а деньги они суки не пахнут, если их конечно предварительно не вымазать в гамно. Тем более я сейчас на конкретном нуле и как будто ждал такого предложения. Похуй от кого.
- Чо там у тебя? Стринги рабочие не можешь заштопать? И что значит заработать? Я чё тебе босяк? – для выебона сказал я, хотя на самом деле и был самым, что ни на есть босяком.
- Да не ты не понял. Нормальные бабули. Чё ты? Пять косых хочешь срубить за нехуй срать?
Сигарета выпала у меня изо рта. Я закашлялся. Ещё с минуту приводил в порядок мысли.
- Пять косых? – я опять попытался с презрением посмотреть на этого козла. Но думаю что жадный блеск в этот раз не дал презрению ни одного шанса– Пять косых чего? Баксов?
- Ну да, а что есть другие деньги? – спросил этот петух и противно заржал.
- Слышь мачо, есть ещё евро и рубли – как-то неуверенно просветил я его.
- Да нет – радостно завопил он – баксы понимаешь, именно баксы. Американские. Пяток штук.
- Ну допустим – нерешительно сказал я, хотя решение уже принял.
- Так согласен?
- Да согласен блять – выдавил я – чо делать надо?
- Ну тут дело деликатное – озадачил он меня и надолго замолчал
Я уже подумал, было, что этот мудазвон кокнул свою жену и сейчас скажет, давай её расчленим, а ночью закопаем. Я как то кинчик про такую шнягу смотрел. Но не угадал. После длительного созерцания огонька своей сигареты, он изрёк.
– В общем надо жену мою соблазнить и чтоб я это всё заснял на видео. Я развестись хочу.
Я неодобрительно посмотрел на него, и уже было открыл рот нахнуть его подальше.
- Пять штук, помнишь? – поспешно заткнул он меня.
- Э…
- Шесть!
- Замётано – сдался я под тяжестью веских аргументов.
- А справишься сука? Не завалишь задание, этож тебе не в хуй свистеть?
- Ты чо мудак – обиделся я - я профи в ебле. Справлюсь не ссы. Какой план?

Вечером я, набздюкалоненый, гладковыбритый и полный надежд (на обогащение ясный хуй) позвонил в дверь Елены Андреевны. Женя (так звали моего нового работодателя) сказал, что слиняет вечером типа на работу, залив на прощанье Елену Андреевну по кадык алкоголем с какой-то убийственной мегаебабельной сывороткой.
- Если эту хрень, она вольёт в себя с алкоголем, то тогда Лёха ховайся. Течь пойдёт конкретная. Боюсь, как бы ковры мои не попортились. Снять их чтоли? Короче иби её быстрей и делай ноги, пока жыв. Гыгы.
Мне он тоже дал какие-то неебательские таблетки.
- На вот тебе тоже на крайняк. Вдруг хуй откажэт в ответственный момент. Тока смотри, если глотнёшь, дрочкой не спасёшься. Будешь ебать всю ночь похуй кого, даже козу – поведал мне он, когда раскрывал свой гениальный план – Полтаблетки и пиздец, иначе спермотоксикоз.

Елена Андреевна открыла дверь и мутным взглядом посмотрела на меня.
- Лёша?
- Ну блин – отрекомендовал я себя – Там, этот ваш, Женя, попросил зайти глянуть мойку нащот подътекания.
- А точно – пьяно хихикнув, вспомнила тётя Лена.
Я шагнул в квартиру. Всё шло по плану.

Ох и страшная эта старперша, размышлял я, закручивая по третьему разу заглушку. Как ебать её, я не представлял. Я достал таблетки и хотел зачесть, что за шнягу мне подсунул этот скот. Но где там хуй. Всё по англисски. Я въебал три штуки. Лишними не будут, решил я. Женя сказал, они начинают действовать через полчаса. Думаю, полчаса продержусь под натиском увядающей тушки. Потом, если чо, ищо заточу, если ноль с фазой не законтачацца.
Тётя Лена шароёбилась неизвестно где. В голове крутились фразы, которые нужно сказать Елене Андреевне, после того, как я прикручу эту хрень. Я ж зарекомендовал себя профессионалом, надо теперь, что-то выдумывать.
- Разрешите душ принять, а то я выпачкался, как скот – типа спрашиваю я.
- Дома примешь, охуел штоле гандон? У меня щотчики - был виртуальный ответ тёти Лены.
Не пойдёт. Я же живу на одной площадке. Притвориться что мне плохо? Кто ж со мной тогда ебацца захочет? Я пятый раз раскрутил заглушку и начал по новой её завинчивать. В голову решительно ничего не лезло. Была ещё надежда, что старушенция сама меня соблазнит. Женя вроде и ей хуйнул какой-то слонячий возбудитель. Наконец что-то путнее пришло мне в голову. Я поднялся с корточек и крикнул.
- Прикрутил ёпта! Надо подождать, вдруг потечот! Я пошарюсь тут полчасика!

Ответа не последовало. Я пожал плечами и двинулся в сторону комнаты. Там старой пиздой и не пахло. Я глотнул ещё одну таблетку и пошёл в зал. Оттуда смутно доносились какие-то звуки. «В телек рубицца» - сделал вывод я «Кривое зеркало небось втыкает или играй гармонь любимая». Я заглянул в зал.
- Примотал ёпта…

Второй раз за сегодняшний день я испытал сильный шок. Первый меня приебал, когда мне предложили отодрать бабку. Второй сейчас, глядя на Елену блять Андреевну, добрую мою соседку по площадке, которая в деццтве угощала меня конфетами и котлетами, а в юности иногда занимала денег. «Чем он её напоил?» - была первая мысль.

Тётя Лена лежала на диване и неистово драла себя ебенячих размеров дрючком. На самом деле это был страпон брутальных габаритов. Её жирнющая лысая пизда чавкала, как чавкает сапогами рота бойцов шараёбищихся по болоту. При этом карга стонала и пыхтела, как заправская порнозвезда. Ну – думаю хоть пизда лысая. Видать Женя этот бреет перед отлизом, хе-хе.
- Пиздец нахуй – обозначил я себя.
Елена Андреевна метнула быстрый взгляд на меня и продолжила пердолить себя дрыном, как ни в чом небывало. Как ни странно я не побежал, как последняя истеричка блевать. Наоборот хуй мой какого-то встал. Во дела.

Я осторожно зашёл в зал. Женя сказал, что камеры натыканы повсюду.
- Можешь драть её хоть на люстре, всё снимаецца, бугага – инструктировал меня этот скот.
Хули, на люстру эту корову врядли затащишь. А вот на диване можно попробовать. Я подошол к тёте Лене. Она открыла безумные глаза. Ох и страшко, пиздец! Вся в марщинах, на башке парик, наверное лысая ужэ сука нахуй. Ноги толстые, дряблые, пизда видать тоже жизнь прожила.
- Жєня?
- Ну – очнулся я и расстегнул ширинку – Я вообще Лёша.
- Полижи меня мой мальчик – томно предложила она.
Я застегнул ширинку. Что-что, а это в мои планы никак не входило. Я даже и не задумывался, что пидораска может захотеть куни. Хуй начал резко падать до критической отметки. Не, я конечно люблю молодую пелотку языком потелепать, но чтоб старое лысое, текущее непотребство, да ну его нахуй.
- Не – говорю – тётя Лена, что хотите, делайте, лизать небуду. Это пусть ваш Женя идёт по этому непростому пути – неудобно было отказывать пиздец. Всё-таки в деццтве конфетами угощала.
- Лижи быстро или пшёл нахуй! – заорала эта истиричка.
- Ладно, ладно, щас чо нибудь придумаю – промямлил я. Старая не старая, а бабло отрабатывать надо, подумал я и опустился на колени.

Тётя Лена отбросила страпон и устроилась поудобней. Я приблизился к текущей лысой пиздени. Пахло палёной резиной. «Фунахуй какое бляцтво» - подумал я и захотел блевнуть. Но тут мощные руки тёти Лены обхватили меня за бестолковку и с силой воткнули мою головёшку в морщинистую пизду. Несмотря на явные протесты пищевой полости, я погрузился в горячую, влажную и вконец старую тети Ленину расщелину. Елена Андреевна закричала и начала извиваться, как криветка. Чош он ей всё-таки влил сука?

Я начал покорно вылизывать борясь с рвотными позывами. Полизав прилично так, я вдруг ощутил какое-то жжение в штанах. Хуй не просто встал. Он горел огнём. Он был скалой, твердыней, кольцом всевластия. Я хотел бросить это дело с пиздой и расстегнул ширинку. Но где там хуй. Меня держали за колокольню, как нахуй долгожданную добычу держит ахотник после неудачново дня. И тут суканахуй произошло самое бля неприятное. Бабку видать подвёл возраст. Наверное какиета мышцы на пизде напрягла, а на жопе сука росслабила. В нос мне бабахнуло. Бабахнуло так, что в ушах зазвенело. Лицо обдало жаром, а в глазах появились слёзы. Запахло тухлой рыбой вперемешку с гниющими остатками семейства скунсов. Я начал отключаться от вони. Смердило неистово. Пока я пытался хавануть где-нибудь воздух, меня обдало ещё двумя сногсшибающими очередями.
- Ебать, умираю – тока и смог прошептать я.
Накрыло меня полностью. Я начал вырубаца и уткнулся в пахнущую резиной пизду, чтоб хоть где-то подышать вохдухом. Тут на секунду хватка ослабла и я полумёртвый вырвался из объятий.

Я по осчучениям понял, что бабки я отработал и хотел дёрнуть домой. Но хуй торчал неистово. Сейчас я выебал бы дажэ поросёнка в хлеву. Мне было похуй. Я подошол к бабке и потянулся хуем к её рту.

Бабка припала к моему оленёнку. Вот это уже лучше. Я закинул голову и представил Шарлиз Терон. Тем более сосала тётя Лена почти так же как Шарлиз. Конечно въедчивый читатель спросит, хули гонишь козёл? Ты чо давал на клык Шарлиз? Давал блять! Даже особую тактику выработал, по ебле в рот этой знаменитой голивуцкой красотки. Нужно правую руку вывернуть немного и быстро-быстро дрочить до изнеможения. Это будет Шарлиз Терон. А например Анджелина Джоли чуть по-другому сосёт, тут левую руку нужно задействовать, но это другая тема.

В обчем строчит, эта кабыла, а я верчусь слегонца и отхожу потихоньку от газовой атаки постепенно. Но сцуко чот после минуты отсасывания, хотя точно я и не засекал, меня там внизу начали кусать. Сильно. Я дажэ пару раз вскрикнул. Шарлиз куда-то ушла. Теперь у меня заглатывала старая, зубастая лошадь.
- Потишэ ёпта! – кричу в отчаяньи – Откусишь золупу!
А ей похуй сосёт и кусает. Всё сильнее. После очередного укуса, я вскрикнул и резко выдернул своего капитана изо рта.
- Ахуела? – говорю – Без хуя останусь.
Тётя Лена бессмысленно смотрела на меня и начала жэвать ртом, как будто мой жэребец находился ещё у неё во рту. Выглядела она почему-то беспомащно и смешно. Я ухмыльнулся и посмотрел на своего красавца. Нет ли там кровавых следов от зубов тёти Лены. Ухмылка мигом исчезла, уступив третьему по счоту шоку за сегодняшний день, а ведь ещё и не вечер.

- Аааааааааааааааааааабляяяяяяяяяяяяяяя – услышал я собственный визг, разрывающий нахуй верхние слои атмосферы и улетающий в открытый космос.
На моём хуе висела вставная челюсть Елены Андреевны. Здоровенная, пиздопротивного красного цвета челюсть вцепилась в моего верного друга и помошника! Вот почему бабка выглядела так смешно. Она оставила свою челюсть на моём орле! Я попытался снять капкан, но где там хуй. Ицкуственные зубы намертво вцепились в мой орган. Заклинились ёпта. У миня началась паника.
- Сними с меня эту тварь блять, сними, сними быстрей! Сними эту нечисть! – заорал я и начал бегать по комнате как сайгак высоко поднимая колени. На четвёртом круге я ебанулся в обморок не в силах поверить в происходящее.

Тётя Лена попыталась отодрать эту хуёвину, но тщетно. Хуй набух, как печень олкаша и не собирался опускацца. Видно подействовали чудо-таблетки. После получаса напрасных усилий, гадцкая махина, так и осталась висеть на моём отвердевшем, как камень тигрёнке.
- Пиздец нахуй, - говорю этой козе – Неси плоскогубцы, счас я эту хуйню с зубами откушу.
- Это дорогая испанская вставная челюсть. Я за неё три тысчи баксов… – чота лопочет эта тетя Лена.
- Неси блять плоскеры быстрей или я умру нахуй. – несу я в ответ и начинаю икать от страха.

Как это не патриотично звучит, но русские плоскогубцы нихуя с испанской техникой не справились. Только я начинал выкручивать челюсть, зубы впивались в моего охуевшего кабанчика, и я опять начинал орать Несправилась и болгарка. Точнее я категорически запретил её опробовать. Тётя Лена ещё вякнула, что у Фёдоровича с восьмого есть сварочный аппарат.
- Аппарат бля. Ахуеть. – сдали нервы у меня совсем.

Наконец я сдался.
- Вызывай к хуям скорую ебать. Я сука инвалидом щас стану нахуй.
Тут я вспомнил, что вся эта комедия идиотизма записывается. Я представляю, если эту плёнку покажут в суде. И этот гломурный тип Жжэня говорит судье со слезами на глазах «вот ваша честь, посмотрите, с кем мне приходилось жыть, она же в любой момент могла откусить моего маленького слоника и лишить меня возможности заработка, а значит обречь меня на голодную смэрть». Ебануцца. Тётя Лена всё ещё ахуевшая наблюдала за моими манипуляциями. Я сам с трудом верил в происходящее. Я опять начал носиться по комнате, с челюстью на хуе и кричать от боли. Ко всему прочему всё ещё нестерпимо хотелось ебацца.
- Скорую! – кричал я проносясь всякий раз мимо тупо втыкавшей в пространство тети Лены – Скорую блять!
Наконец я не выдержал, и на восьмом круге упал и притворился мёртвым. Бабка зашевелилась. Как жэ, утром припрёцца её пупсик, а тут трупак с её испанскими челюстями на хуе. Я услышал, как она звонит.
- Шкорая? Шрочно приешшайте – Што балит? Шелюсь болит. Приешшайте умираю – и бросила трубку.
Я с облегчением вздохнул. Писюн словно кто-то сунул в кипяток и подсаливая варил. Я закрыл глаза. Скорая выехала. Спасение не за горами. «Потерпи парень» - мысленно обратился я к своему мидвежонку и закрыл глаза.

Я стоял у себя в ванной перед зеркалом и смотрел на свою рожу. Несмотря на дикую боль в мочеполовом канале, я только что подрочил. Раз восьмой или девятый за ночь. Адские таблетки ещё не выветрились и убивали мой организм. Всё время хотелось ебацца. Хотя последний раз я кончил двумя жалкими каплями. Хуй болел неимоверно. После всех ночных унижений, я в чувствовал себя мягко говоря не очень комфортно. Не хотелось вспоминать ни презрительный взгляд врача, ни хихиканье медсестры, ни шуточки водителя скорой, нащот ампутации. Единственное, что согревало, это 6 штук американских баксов, которые этот педик должен мне занести. Раздвался звонок. Я подмигнул сам себе.
- Прорвемся Лёха – взбодрился я и пошёл открывать.

На пороге стоял взволнованный Жека.
- Ну чо там, как? Получилось? – затарахтел он.
- Ну так бля ты ж к профессионалу обратился, помнишь? Бабки притащил?
Он молча вынул пачку. Я не перещитывая сунул их к себе в карман.
- Бывай – сказал я щенку и хлопнул перед носом дверью. Затем сразу же её открыл. – Слы а скока твои таблетки действуют?
- Ну всё зависит от организма и всё такое в среднем одной таблетки на три-четыре часа хватает непрерывной ебли.
- Ага. Ну бывай.

Дома я разложил на диван купюры и начал любовацца ими. Вот они денежки. Эх бы каждую ночь так. Правда хуй пострадал малёха, да ещё пришлось лизать жирную и старую на ухнарь пизду, но то хуйня. Мож мне стриптизёром заделацца. Вон баблищща скока. Мож и бабку себе найду путёвую. Не из бедных. Тока чтоб писчевариние у нею в норме было и чэлюсть натуральная.
- Эх красота – опять порадовался я – Куплю себе «девятину» наконец…блять!

Я сорвался и побежал в ванную, доставая по пути моего перебинтованного поросёнка, торчащего, как телебашня и начал опять неистово дрочить выворачивая слегка руку и представляя, что на коленях передо мной Дэми Мур. Мир опять наполнился красками. Начался новый день. Весело запели птицы. С улицы начались доносицца весёлые детские голоса, а из соседней квартиры дикий хохот ёбаного Жени, где-то замяукала кошка, кто-то включил громко музыку. Да, день начался, а я всё дрочил, дрочил, дрочил…

З.Ы. Кто знает у Дэми Мур вставная челюсть или чо нах?



 


Просмотров: 2323 | Комментариев: 1
 

Похожие новости:
  • Как я ходил в редакцию
  • Жопа - это святое!
  • В первый раз
  • О Люське Лаптевой (нормальной тёлке)
  • А где пальто?
  • Шалун
  • Тест
  • Ахтунг
  • Голый король!
  • Мачо



  • mufkaaaa  #1   6 мая 2010 22:36   Комментариев :2095   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 2095
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 12.12.2009
    Статус: Пользователь offline


    ЧЕЛЮСТИ А! А! А! А! А! А! А! Вот акуле бы засадить в пасть... craygirl craygirl craygirl dash
       
     
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net