Поиск



Авторизация




Нас считают






санкт-петербург

Спирт


15 декабря 2009 | Истории

Поздно вечером 31 декабря по заснеженной обледеневшей тропинке, покрытой легкой корочкой предновогодней блевотины, с тощим мешком за спиной, в котором что-то оглушительно позвякивало и бултыхалось, покряхтывая и поругиваясь легким матерком, крадучись и припадая к земле, шел, или, можно сказать, практически полз к веселым розовощеким детишкам, красномордый и розовощекий дедушка Мороз. Розовощекое лицо красномордого дедушки Мороза было покрыто густыми каплями настоящего лапландского пота, потому что-мешочек был хоть и тощий, но тяжеленький. Часто- густо останавливаясь, дед Мороз хватко доставал из кармана красного бушлата маленькую затемненную бутылочку с надписью 96,9% процентов и, шумно глотая, надолго припадал к живительному источнику. После этого дедушка близоруко сверялся с адресом, написанным на оборотной стороне мятой квитанции из лапландской химчистки…




…Трехлетний Васэнька Криворотов с самого утра затаил глухую обиду на своих родителей - дело в том, что он без спросу подсмотрел в подарки, заранее всунутые глупыми предками под общипанную елку. Родители знали что сегодня, когда Васэнька заснет, они уже будут в дупель оббуханные и могут забыть про подарок любимому ребеночку. В коробочке из под обуви, обклеенной дешевой бумагой, вместо обещанного родителями трико для человека-паука и оружия для него же, лежала тупая книжка про Карлсона и маленький полосатый барабан без палочек. Мало того что в данный момент Вася испытывал кризис трехлетнего возраста, так еще и эта подстава на корню подорвала и без того его расшатанную психику.
- Сцуки жмотные-е - ненавижу - про себя подумал Вася и задумался над тяжелыми аспектами процесса мести.

К вечеру к маме с папой пришли в гости уже порядком нагрузившиеся дядя Вова и тетя Оля с громадной сракой. Васэньку нарядили в покоцаный сюртучок, вынутый из запасников и пронафталиненную рубаху, после чего поставили вертикально на деревянную табуретку.

-А теперь наш Васэнька прочитает стишок про трех поросяток и серого козлика-мозлика--торжественно обьявил папа, блестя промасленными глазами человека, который уже “принял”.

Вася молча плюнул в лицо дяде Вове и, брызнув слезами, моментально слез со стула.
Перед его глазами стояла задрипанная книга в дешевой обложке и бессмысленный барабан балабановской фабрики твердых игрушек.

В этот момент раздался подозрительно вежливый и аккуратный стук в дверь. На такой интеллигэнтный звук тут же, без обдумывания, хотелось отпереть и впустить стучащего, пригреть и напоить его и даже дать немного денег.

Мама Васи поспешно побежала открывать –она радовалась что накалившаяся обстановка так удачно разрядилась, потому что обплеваный дядя Ваня начал закипать и собирался кулаками отшлепать ребенка.

За дверью стоял полноватый мужчина с больными глазами в толстом бушлате, унтах и с абсолютно синим носом.Остальная морда, а особенно щеки стоящего были неестественно красными, будто бы он только что выпил спирту. По всем призакам это был настоящий лапландский чудо-дедушка.
“Эх-х-х, тут Дедушка Мороз” воскликнула обрадованная мамаша и тяжело захлопала отекшими от бесконечной готовки ладонями.
Все сразу расслабились, а обплеваный дядя Ваня быстро выпил и закусил балыком.

-Хо, хо –где тут мальчик, который слушался маму и папу весь год- которому дедушка подарки с Лапландии, нах, несет-стараясь казаться веселым, прошамкал потрепанный дед Мороз и осмотрел помещение. Увидев водку и блюда, он шумно заикал и сбросил с плеча неудобный мешок.

Тут на передний план вышел Васэнька и с полными скорби карими глазами требовательно подергал дедушку за полы бушлата. Он все еще надеялся, что это папа с мамой купили дядю с мешком и тот наверняка подарит ему костюм человека- паука.
Дядя Мороз улыбнулся под фальшивой бородой и многозначительным подмигиванием позвал мальчика в дальнюю комнату для вручения.

…Из недр мешочка дедушка достал ящик лимонада “Буратино”,сигареты и яркую синюю коробочку похожую на конфетную. Ничего не предвещало дальнейшего извлечения чего-либо еще, а тем более костюма человека-мутанта.Лимонад Буратино и сигареты не затронули чувствительную психику ребенка, но вот синяя веселая коробочка была очень загадочна и интересна. От нее буквально веяло какой-то приятной тайной исключительно новогоднего характера. На красочной обертке были нарисованы: румяный дед Мороз оседлавший оленя, толстая грудастая снегурка и скоморохи с гармошками- тоже румяные и веселые.

Внутри коробочки действительно были настоящие конфеты, но очень большие и необычной формы. Они были выполнены в виде пузатеньких шоколадных бутылочек вместимостью по пятьдесят полноценных граммовь.Горлышко, пробочки и тело бутылочек были выполнены как настоящие, с точностью до наименьших деталей. На первой была синяя этикетка надписью ликер “Бенедектин”, на второй- “коньяк” с тремя золотыми звездочками, на третьей была надпись “рябиновая настойка”- в четвертой помещался “рижский бальзам”, ну а пятая была повязана ленточкой с надписью “водка посольская”.

Бутылочки словно призывали ребенка –откуси горлышко мой пупсик, откуси.Вася тут же осторожно откусил горлышко первой бутылочке и понюхал. Внутри ощутился сладкий будоражащий запах крепкого алкоголя в смеси с шоколадно-фруктовым букетом-почти такой как от мамы пахло в первые часы праздника, до того момента как она обблевывалась. Если бы вы хоть на секунду подумали что внутри какая-то обманка для доверчивых детей, то вы серьезно ошибаетесь –в шоколадную тару был налит настоящий взрослый алкоголь самого что ни на есть высшего сорта и градуса.

Стараясь не мешать ребенку наслаждаться подарком,ДедМороз тихонько, на цыпочках покинул помещение и быстро схвативши со стола отрез красной рыбы растворился в снежной завирюхе.

Вася аккуратно лизнул содержимое первой бутылочки-во рту стало сладко и терпко одновременно. Тут же захотелось лизнуть еще раз. Потом захотелось глотнуть и, повинуясь рефлексу, Вася крупно глотнул. В голове необычно зашумело, а перед глазами запрыгали бесшабашные красномордые чертики. После второго глотка в голове у ребенка хлопнули новогодние петарды и понеслись хороводом веселые мысли. Вася быстро опорожнил первую бутылочку с ликером и закусил шоколадной оболочкой. Потом ребенок прокусил горло второй бутылке и тоже понюхал- понюхал. Терпкий древесный запах настоящей дубовой бочки сразу вызвал ассоциации с потрескивающими дровами в печке и теплом домашнего очага. Не долго думая Васенька отпил, а потом с шумным чмоканьем всосал остальное содержимое. После коньяка жизнь стала еще менее тоскливой и безрадостной-где-то внизу животика широко разлилось основательное доброе тепло. Захотелось тут же совершить героический поступок.

Третья чудесная бутылочка пахла ароматом дорогих трав и ванили и напоминала дорогой коллекционный шоколад, который от времени становится только лучше.Такой коллекционный шоколад у Васэньки был- чудесную плитку ему подарил уже ныне почивший дедушка, который сам украл ее в войну у фашистов.Этот шоколад Вася хранил как память- в резной деревянной шкатулочке, между окаменевшим окатышем из десяти жвачек и мумифицированным трупиком препарированной бабочки.

После выпитого бальзама тепло переместилось из живота и разбежалось по рукам и ногам- захотелось танцевать и хлопать в ладоши, как на детском новогоднем утреннике. Сразу представилась морозная Лапландия и располневший от финской селедки Йолоупукко в деревянном кресле-качалке. Вася повалился на диван с растерзанной коробочкой в руках и весело улыбаясь предался каким-то легким воздушным и очень приятным воспоминаниям(например как он год назад поймал и препарировал бабочку).

Четвертая бутылочка была резвой и легкой, может быть несколько более вульгарной чем предыдущие – после нее захотелось совершить какую-нибудь глупость,например, заматериться или с удовольствием поссать с балкона. Костюм человека-паука теперь казался просто абсурдом, ненужной выдумкой для маленьких - смысл жизни, на самом деле, был в легких сиюминутных удовольствиях: флирте с девочками,шоколадных пирожных и ежедневном непросыпном бухалове. Вася тут же нашел обобщающее свойство для всех бутылочек - это исходящий от них всех, в той или иной интерпретации, ни с чем не сравнимый запах чистого спирта - как некая квинтэссенция и выжимка всей сути жизни человеческой.

Где-то в глубине генетической памяти пронеслось стремительное желание покурить после выпитого,Рассчетливый дед Мороз не зря для этого случая оставил пачку Кэмэла на комоде. Однако закурить Васэнька таки не решился, так пока еще он только иногда, для баловства, брал в рот папины сигареты, а затягиваться и дымить попросту не умел.

Через десять минут после рябиновой в голове уже вовсю резвились веселые скоморохи с развратной снегуркой, мозги в черепной коробке подпрыгивали, а по телу бегали мурашки, побуждающие к действию. Честно говоря, Вася чувствовал что последняя бутылочка с крепкой посольской будет лишней, однако остановиться уже не мог… От этой бутылочки пахло праздничным папой.

…А гости между тем, естественно, совершенно позабыв о ребенке, начали потихоньку бухать, рассказывать чудовищные истории о других соседях и хвастаться вещами, приобретенными на секондхэнде.

Тут дверь в центральную комнату растворилась и, в гостиную, не вошел, а фактически кубарем ввалился веселый трехлетний ребенок. Его колбасило, шатало и носило из стороны в сторону- маленькие ножки заплетались и Васэнька в любую минуту грозился растянуться на ковре. Глаза его покраснели, нехорошо заплыли и сьехали на переносицу-чувствовалось что он вот- вот он станцует или, на худой конец, споет. Громко отрыгнувшись, Васэнька прочистил горло и таки запел пошлые куплеты, услышанные от папы и из кабельного телевидения.

Если бы мы сейчас решились, к примеру, передать то, что продекламировал Васенька, то у нас вышло бы сплошное “запикивание” и позор.

Гости и папа-мама сначала опешили, а потом прониклись настроением и начали подпевать, смеяться и всячески поощрять развеселившегося ребенка.Совершенно спрыгнувший с катушек Вася вошел в раж, встал на четвереньки,потом упал - поднялся, после чего шустро засеменил к тете Оле. Залаяв и пустив изо рта густую слюну он с ненавистью укусил ее за округлую коленку. Укус был достаточно сильным - тетя Оля ойкнула и истерически зарделась.

- Шалун маленький, этакОй - с провинциальными полтавскими нотками в голосе проблеяла укушенная в колено тетя.
Вася вежливо поинтересовался, как с такой жопой она умудряется помещаться на стандартном унитазе и даже вознамерился сходить за рулеткой для измерения жопы. В этот момент папа поспешно включил старинный магнитофон, чтобы все это возникшее безобразие перевести в танцевальную музыку. Из магнитофона страшным криком изголился модный нынче певец Женя Киркоров. Вася затрусил подбородком в ритм, начал громко топать ногами и вихлять задом. Он крутил руками перед собой, подпрыгивал, приседал, пердел губами- словом, полностью подражал дикарским телодвижениям взрослых на любом празднике.

Пьяный дядя Ваня начал тяжело хлопать в ладоши, перемежая это с шлепками по громадному заду своей супруги и постепенно подталкивал ее к дверям маленькой комнаты с намеком на половой акт.

С экрана телевизора пошло обращение к народу – мама, по пути опрокидывая бокалы, суетливо понеслась к шампанскому чтобы “успеть”.
С двенадцатым ударом все быстро проглотили никудышний пенный сироп и накинулись на многочисленные блюда.

-Где же семга?- причитала обеспокоенная мама –где же красная рыба домашнего посола?-cуетилась она, беспокоясь что гости не смогут оценить ее способности засаливать семгу.

А в этот момент внизу, позорно скрываясь под балконами первого этажа, плакал навзрыд и давился этой самой семгой змий-искуситель в красном бушлате. Откусывая рыбу громадными кусками, дед Мороз запивал ее остатками спирта из темной бутылочки и вголос сожалел об очередной загубленной детской душе.

А между тем праздник в квартире Криворотовых стремительно набирал обороты.Бухло лилось рекой, гости не предлагали Васэньке идти спать, а, наоборот, подпаивали его и ожидали что он вытворит еще какую-нибудь штуку. Вася не стал их разочаровывать. Cначала он пригласил тетю Олю ознакомиться сего пипиской, а когда дядя Ваня шутливо начал возмущаться скабрезным шуткам в адрес жены, Вася предложил ему бодаться лбами. Дальше пошла целая серия из детских реприз, где Вася по очереди изображал взрослых в различных смешных ситуациях. Сначала он показал папу, который пытается найти с утра второй носок и ищет его везде, даже в аквариуме с рыбками, где его и находит. Затем он показал гостям маму, как она бьет в переносицу папу, когда тот пытается приставать к ней ночью. Наконец он изобразил дядю Ваню как тот отчаянно пытается обьять руками жопу тети Оли и не может сделать этого-дядя Ваня от обиды даже перестал улыбаться и заскрипел зубами. Папа с мамой аплодировали они были рады что Вася не изобразил как они рассчитывают семейный бюджет путем допроса, обыска карманов и избиения прогулявшего ползарплаты главы семейства.

После этого Васэнька внезапно переключился на спонтанное, истерическое обжорство. словно его неделю до этого не кормили. Измазывая руки и сюртучок он залазил глубоко в различные блюда, без разбору глотал, не пережевывая, содержимое тарелок, а все то, что не влезало в рот, шедро растирал кулаками по щекам и по новой скатерти. Каждые полминуты он судорожно давился салатами, а гости все ожидали что из него фонтанами попрет обратно. Для сьемок этого они даже приготовили любительскую видеокамеру. Однако ребенок держался из последних сил и продолжал чудовищными кусками запихивать в себя еду.Так продолжалось не менее получаса. Все дело закончилось на холодце, который Вася не смог одолеть и потому целиком высыпал своему папе за шиворот. Полностью “никакой” папаша, который в этот момент хуярил гопака под Сердючку, только поежился от холодного блюда и ничком повалился на пол. Вася тут же уронил голову в освободившуяся тарелку и временно “ушел из зоны доступа”.

Мамаша тут же заизвинялась за сыночка, хотя и сама была близка к пьяному обмороку и с трудом держалась на ногах. А тете Оле и дяде Ване было, честно говоря, насрать на извинения - они уже давно начали облизывать языками шеи друг друга и горячо дышать друг дружке в лица. Алкоголь сделал свое дело и окончательно подавил в них чувство какого-либо стеснения.

… Васэнька очнулся, с трудом оторвал лицо, прилипшее к тарелке из под холодца и поспешил к коридорному проверочному зеркалу . Оттуда на него глянула устрашающего образа перекошенная детская морда вымазанная засохшими корками от апельсинов, ис-
пачканная смесью еды и пузырящихся зеленых соплей. Нижняя губа распухла от удара в кулак дяде Ване, когда он надумал боднуть дядю, проверяя на крепость свою лобную кость, а дядя Ваня вывернулся и кулаком перекрестил его по нижним зубам. Из под распухшей губы таки выглядывал висящий на ниточке выбитый молочный зуб. “А нихуя не жалко - все равно молочный” –подумал Васэнька, вынимая агонирующего страдальца изо рта.

- Пожалуй хватит на сегодня - каким-то чужим голосом сказал морде в зеркале Вася и срочно застремился в свою комнатушку. Там его тело его тут же погрузилось в мягкие взбитые добрыми руками мамы перины - ребенок моментально вырубился и засипел.

Вырубившемуся Васэньке приснился необычно яркий и удивительный для маленького мальчика сон. Снилась ему громадная влажная комната, почти полностью укрытая белым струящимся паром. В центре распаренной комнаты стояла такая же распаренная голая женщина героических параметров и тоже парилась. Хотя женщина стояла спиной, но Вася почему-то точно знал, что это его любимая воспитательница из детского сада Мария Семеновна Костомаха. Голая воспитательница отплевывалась, кряхтела и яростно терла свое кострубатое тело ячеистой мочалкой, периодически макая ее в тазик и ухая от удовольствия. Капли пота и горячей воды стекали по синюшным венозным желвакам, многочисленно покрывающим ее толстые бугристые ноги. Внезапно воспитательница отвлеклась, повернулась и Вася увидел еще одну мочалку, зажатую между ее уродливыми волосатыми ногами. Над зажатой мочалкой, практически ее касаясь, свисали какие-то кожистые мешки с красными пупырчатыми окружностями посредине-по рассказам старших детей Вася знал что эти мешки называются “стариковские сиси”. Потом Вася увидел как Мария Семеновна раздвинула ноги, а зажатая мочалка между ними почему то не отпала и держалась как приклеенная. Васенька даже во сне почувствовал, как из- под этой мочалочки завоняло протухшей слежавшейся селедочкой. Очевидно, соображая, насколько может быть неприятен этот запах, воспитательница щедро смочила “ручную” мочалку из бутылки с импортным алкоголем и щедро промакнула мочалку междуножную, очевидно пытаясь запахом спирта перебить запах тухлой селедочки.

В результате, по ее ногам потекла густая жидкость, состоящая из смеси соков старческого тела и крепкого сорокаградусного алкоголя.
Мария Семеновна, похабно щерясь золотыми зубами, карамельным голосом нежно проворковала:
- Попробуй мою тЭкилу, Васэнька…

Где-то в это же время в комнату, практически уже ничего не стесняясь, проникли набуханные вусмерть дядя Ваня и тетя Оля с громадной сракой. По пути следования они стонали и глубоко всовывали языки в распахнутые глотки друг друга. Срывая с себя и друг друга одежду, они, очевидно, готовились к неизбежному половому сношению. Не заметив спящего на кровати ребенка, они голыми повалились в кровать чуть не раздавив его своими грузными телами.Поскуливая в ожидании предстоящих оргазмов, они они шумно завозились по дивану отыскивая друг у друга контактные гениталии. В поисках спрятавшейся вагины дядя Ваня неожиданно и очень сильно надавил тете на толстый живот. Тетя Оля оглушительно пукнула от напряжения и лежащий на кровати ребенок сел на кровати с закрытыми глазами.

-Не хочу я Вашей текилы, Мария Семен-на - истерически во сне закричал Вася и разноцветными кучками нарыгал на сплетенные тела забравшихся в его постель безобразников.
Так в эту ночь совершился дьявольский выбор, в дальнейшем решивший судьбу маленького мальчика и еще многих, многих людей связанных с его судьбой.
(В углу комнаты позорно пылился целый ящик лимонада Буратино, к которому так никто и не притронулся).

…Тридцатидвухлетний водитель “Камаза” - Василий Парамонович Криворотов вел по ночной дороге потрепанный судьбою грузовик, отчаянно сдерживая свою правую руку, которая тянулась к заветной бутылочке в бардачке. Была зима, было холодно и очень хотелось спать В кузове грузовика тряслись две сотни свежеспиленных елочек предназначенных для детей из психиатрической спецлечебницы.

- Не надо, - говорил мозг Василия своей правой руке.
- Надо надо, а то заснешь и много-много елочек детишкам не привезешь - говорила правая рука и упрямо тянулась к бутылке.
- Не надо ведь это чистый неразведенный спиртяга и никакой закуси под рукой.
- От засыпания не спиртом, а кофием надо.
- Кофию ему подавай - в такой глупой ночи - не смеши клопов, бля. Наркомовские сто грамм еще никому за рулем не вредили, да и вообще ребята на площадке засмеют если увидят что трезвым приехал - издевалась над ним непослушная конечность.

Вася из последних сил укусил себя за руку, пытаясь помешать ее неуклонному продвижению к спрятанной бутылочке. Однако все было бесполезно-рука уже открывала бардачок. Отчаянно руля свободной рукой, Вася намертво припал к горлышку и не успокоился, пока не выпил наркомовские Двести грамм “чистого”.

Сразу стало хорошо - по тело разлилась огненная волна которая проникла во все продрогшие конечности наполнила каждую клеточку добрым теплом и сбило нахрен крышу у начинающего засыпать мозга.Перед глазами водителя тут же замигали огни несущегося ему навстречу транспорта. Огни раздваивались, расстраивались и расчетверялись и постепенно заняли все пространство впереди. Теперь практически от них некуда было деваться - огни были повсюду.
- Это карма - прошептал одними губами Василий и сильнее надавил на педаль газа.
- Это пьяный водитель Камаза - успели подумать пассажиры единственного автобуса на дороге, навстречу которому несся вихляющий из стороны в сторону сумасшедший грузовик.

...Переломанный в семидесяти местах Василий Криворотов, умирал под остатками кАмаза со счастливой улыбкой на губах. Рядом дымился покореженный автобус с недоэкстрадированными на родину таджицкими гастарбайтерами. Даже ночи было видно как по снегу в разные стороны будто тараканы расползаются выжившие люди в толстых полосатых халатах.

- Умираю пьяным, как настоящий мужик - думал затухающий мозг водителя, прокручивая в памяти последние воспоминания о первых обворожительных мгновениях прикосновения алкоголя к детским губам…


Яблочный пирог

Ну вот, слава Богу, мы снова собрались! - мать улыбнулась во все свои тридцать два зуба и шестьдесят четыре года. Беседку заливало теплое июньское солнце. Я зажмурил глаза и глубоко вздохнул. Как было приятно всего год спустя с нашей последней встречи увидеть мать и отца живыми и здоровыми, доживавшими, как мне казалось, в мире и согласии свой непростой век.

Стол ломился от простой и вкусной русской еды. Отец, мой любимый папа, разливал в большие тарелки окрошку. Вареная цельная картошка томилась в таявшем золотистом масле.

Первую выпили «за встречу». Ледяная водка приятно обожгла горло и устремилась в пищевод. Минут пять ели молча. Зная, что будет наперед, я наслаждался этими минутами тишины. Первый раз я приехал не один, а с Дашей, девушкой, которую представил родителям как свою невесту.

После третьей рюмки вопросы полились рекой: про институт, про Москву, хватает ли денег на жизнь, как там дядя Семен. Я отвечал, и Даша, милая девочка, во всем меня поддерживала. Я готов был ответить на любой вопрос, быть сегодня самым ласковым, самым любящим сыном ради одного единственного события, когда засвистит на кухне чайник, после чего мама торжественно вынесет и поставит на стол Его Величество Яблочный пирог.

Яблочный пирог был нашей традицией, нашей гордостью, но не только. Он был и моей, и родителей слабостью. Пирог, который пекла моя мать, а до неё её мать, а до неё и её матери мать её матери, а до неё и её матери и матери её матери мать матери её матери и так далее был чудом кулинарного искусства. От вкуса и запаха яблочного пирога двинулось умом не одно поколение Сапожковых.

Освежив водкой пустые рюмки, отец взял слово. «Сын, сегодня не простой день. Не просто день нашей очередной встречи». Он говорил медленно, чеканя каждое слово. «Андрей, мы с матерью уже не молоды, всё может случиться. Поэтому мы решили, что пора передать тебе наш семейный секрет – рецепт приготовления фамильного яблочного пирога Сапожковых. Этот рецепт передавался из поколения в поколение, и каждый вносил в этот рецепт частичку своей души и сердца. Помни, что не каждый из твоих предков дожил до конца дней своей смертью». Я видел, как глаза мамы заблестели слезами умиления, а моему горлу подкатил комок. «Спасибо мои родные, спасибо» - смог лишь выдавить я.

Ожидание. Как тяжело ждать. Но я ждал, я ждал целый год, и сейчас мне казалось, что время замерло в ожидании что вот - вот мама пойдет на кухню и принесет круглый, дышащий сводящим с ума ароматом, расчерченный крест- накрест яблочный пирог, отливающий маслом и глазурью. Слюноотделение работало на 120 процентов, я даже начал давиться слюной.

Облом пришел сам и сел за стол без приглашения. «Сынок, прости, но яблочного пирога сегодня не будет. Завтра ты должен первый раз испечь его сам, а мы с отцом поможем тебе в этом». Мать смотрела на меня серьезно, и даже, как мне показалось, несколько зло. «Готов ли ты, сын?» - властно спросила она. Сначала я опешил, но ответ родился сам - «Да я готов!». И мама вновь заулыбалась.
Еще посидели, попили пустого чаю. «Ну, давайте сегодня закругляться – сказал отец. Завтра у Андрея тяжелый и ответственный день».

-----

Летела темная летняя ночь. Летела из ниоткуда и в никуда. И одновременно с ней в мое спящее тело летел черный кирзовый сапог отцовской ноги.

«Вставай сука ленивая, пора!», от внезапной боли я сел на кровать и тут же получил в лицо ещё чем-то твердым, наверное, кулаком. «Вставай быстрее! Пирог печь, не Дашку сечь!» Он светил фонарем прямо мне в глаза. Из носа капала кровь, живот саднило. Почти ничего не соображая, подгоняемый его тычками и затрещинами, я стал быстро одеваться и через пять минут мы шли темной проселочной дорогой.

«За то, что я въеб тебе, извиняться не буду. Это сынок традиция, чтобы день запомнился с самого начала. Пойми, никогда день выпечки первого пирога у сапожковых не бывает обыкновенным. Этот день, как и рецепт пирога, ты должен запомнить на всю жизнь, также как, например, первую любовь или секс. Так было у меня, и у твоего деда, и прадеда и прапрадеда и его дедадедаддедадедадедадедадедадедадедаддедадедадедадедадедадедадедаддедадедадеда
дедадедадедадедаддедадедадедадедадедадедадедаддедадедадедадедадедадеда. Отца заело. Давала знать старая контузия. Все это продолжалось минут пять. После чего наш разговор продолжился.

Пока идем, давай к делу. Запомни сын, что первое для пирога - это ингредиенты! Без них вся кулинария идет по пизде. Наши женщины это понимают, уважают и чтут. Но суть не столько в самих ингредиентах, сколько в их качестве. В их, так сказать, физическом, эмоциональном и энергетическом аспектах. Почему пирог так вкусен и богат запахами?! А потому, что вкус каждого ингредиента – это коктейль самых сильных человеческих чувств - заботы, любви, ненависти, боли, страха, желания и других. А как добиться этого, как найти эти чувства и забрать с собой, сегодня наша с тобой основная задача! Ну, ты понимаешь? И я, шмыгая разбитым носом, промычал что-то наподобие «да».

Незаметно за разговором, мы подошли к дому заведующего молочной фермой Николая Харитонова. «Итак, для пирога в первую очередь нам нужна 1 кг муки, 200-300 грамм сливочного масла и 5 яиц». У этого хряка этого добра хоть отбавляй» - прошептал отец.

«Папа, мы, что их грабить будем?»

«Конечно! Я же тебе говорил про чувства. Вот одно уже есть – твой страх перед неизвестным! - и он зло ухмыльнулся. Ну, поехали! - скомандовал отец.

Мы перелезли через забор и через минуту уже сидели под распахнутым настежь окном спящего дома. Темнота врывалась в мои глаза, в мое горло и не давала свободно дышать. Сердце буквально выскакивало из груди. Отец, вытащил из вещмешка гранату и, сорвав с неё чеку, ловко зашвырнул в окно. Раздался взрыв, а почти сразу крики людей. Полыхнуло пламя занавески. Мы рванули к двери, отец схватил кувалду и начал сокрушать замок.

Вот мы в доме. Харитонов - старший лежал на полу, в крови, широко раскидав толстые ноги. «В первую очередь яйца, крикнул отец, и бросился к трупу. В пламени огня блеснул скальпель, и вот два теплых волосатых яйца оказались у меня в руке.

«Ложи в банку, она в рюкзаке. Надеть маски!»- скомандовал папа.

В масках мы зашли в соседнюю спальню. Там в углу кровати, сидела молодая женщина - невестка сына. Грудной ребенок громко плакал в кроватке. Видно взрыв только оглушил их.

«Молчи сука, если жить хочешь!- прошипел папа, и тут же мне «А ты не смотри, отсасывай у нее молоко, если пирога хочешь! Он резко разодрал пижаму, представив моему взору великолепные сочные груди.

Я взял губами большой сосок правой груди и втянул. Сладкое и теплое молоко наполнило мой рот. Ни с чем несравненная истома поразила сознание. Сглотнув, я взял сосок в руку и начал сдаивать грудное молоко в литровую банку, аккуратно сдавливая сосок каждой груди тремя пальцами.

«Прости малыш, но нам сейчас молоко мамки нужнее, - папа разговаривал с орущим в кроватке малышом, играя скальпелем в правой руке.

Незаметно я набрал литровую банку молока. Мне понравилась эта перепуганная от страха девушка, и я не сдержался, чтобы на прощание поцеловать её в мокрый от слез рот. Ебать было не когда, огонь распространялся очень быстро.
Выбегая из дома, я видел, как заполыхала крыша, а на фоне черного неба закружились белые тени. Наверное, это были души погибших в доме людей.
_____

Уходили огородами, после долго шли лесом. На рыжей от одуванчиков поляне батя скомандовал «Привал». Жажду утолили из ручья, от журчания которого меня сразу потянуло в сон.

«Ты как Андрей?»- спросил отец. Я сидел в тени осины и молчал. Не дождавшись ответа, он продолжил: «Кстати, пока ты сосал соски и доил эту корову, я у ее муженька пару яиц отрезал. Его сразу убило осколком, вместе со старшим Харитоновым. Они вместе в комнате были, перетирали видно о делах. А тут такой пиздец!» Он громко засмеялся. «Хуйня, сынок, не парься! Итак, что мы имеем – четыре яйца и литр молока. Здоровая телка эта Нюрка!» Отец о чем-то задумался, а после тихо добавил «Была».

Поспали час. Яйца и молоко убрали в старый заброшенный погреб, чтобы не пропали. Прикинули хуй к носу. Батя рассудил так: «Остались мука 1 кг – её мы у мельника возьмем, 1 кг яблок (кислых или кислосладких) – спиздим в саду у Михалыча.
Запомни сынок, говорил отец, в наших с тобой руках вся сила и мощь создаваемого яблочного пирога. Вот ты спросишь, почему бы не купить все это в магазине? А я тебе отвечаю - в магазине все продукты мертвые, съешь и не почувствуешь вкуса их глубинного, ни труда ни радости человеческой, вложенной в их создание. Упаковки одна красивее другой, а души нет. This is not hand made! (папа немножко пиздел по английски). Все что необходимо было взять, мы с тобой взяли. Ни кто нам это на блюдечке с голубой каемочкой не принес. Например, в яйцах мужских - сила и основа мира, в молоке девицы – любовь к ребеночку родному, радость материнства и все это составные части твоего первого яблочного пирога.
Он закурил и задумался. Может о своем первом пироге, телке, триппере да черт его знает еще о чем.
____

Все, что происходило дальше, было для меня как в тумане.

Мельнику повезло больше всех. Его не было дома, но мельничиха, тугая и упругая баба, была. Мы поймали её во дворе и привязали к стулу.

«Нам нужен килограмм муки высшего сорта», сказал я.
«Да хоть мешок! Бери, подавись!».

Думаю, что эта фраза стала для женщины роковой. Отца как подменили, его лицо исказила гримаса злобы и ненависти. Он схватил ее за волосы и задрал голову вверх.

«Сука ты, тварь, мешками с мукой разбрасываешься! Добро разбазариваешь, прорва! Ну, расскажи мне по порядку, по- научному, как сеять, как жать? Не знаешь, да?!»
Женщина, скуля, пыталась сложить подобие какого-то ответа о производстве зерновых.
«Осенью сеют пшеницу, озимую, значит» - скулила она.
Отец перебивал: «При какой температуре, какая влажность должна быть у почвы? Какие удобрения применяются, сколько стоит тонна селитры, сука?! Сколько стоит селитра, тварь? Сколько?!!»
“Я не знаюююю», плача причитала женщина.
«Не заешь?! – орал отец, «Давай Андрейка пиздани ей между глаз, чтобы вспомнила!».

Я стоял, прислонившись к стене, закрыв глаза. Внутри меня умирало чувство сострадание к этой женщине. «Думаешь не надо, да? Надо Анрейка, надо!- отец распалял себя. «Эта тварь наживается на труде простых крестьян, на их горбу и не знает их жизни, их труда, их радостей и горестей. Только скупают, кулачье, за гроши зерно, прут на элеватор и жируют на нем. По жизни жируют, твари. Мешками с мукой разбрасывается сволочь!», и с этими словами папа сунул голову тетки в мешок с мукой. Через пять минут ее крупное тело перестало биться в судорогах и обмякло.
___

В яблочном саду с самого начала не заладилось. В сумерках Михалыч заметил меня, в попытке сорвать первое яблоко и шмальнул рассыпной. Картечь больно резанула по плечу, и я упал с дерева в зеленую траву сада. Между отцом и Михалычем завязалась перестрелка. По рассказам отца они оба воевали во Вьетнаме, оба любили фильм «Взвод» Оливера Стоуна, оба слушали The Stooges и боготворили Игги Попа.

Страх смерти прижал меня земле. Лежа на спине, я смотрел в окрашенное закатом темно- синее небо, в одну точку, пытаясь проткнуть небо насквозь, и в какой-то момент выстрелы и свист картечи ушли на задний план. Голова кружилась вместе с яблонями и облаками. Мне стало так хорошо и весело, что я заорал на весь сад известное любителям бокса: «Лец гет реди ту рамбл», хотя драка давно была в разгаре.

Яблони и яблоки. Тишина и мирской покой давно нашли свой дом в зелени веток, в сочных запашистых плодах. Шум был чужд этому месту. Может благодаря этому обстоятельству отец, в конце концов, всадил Михалычу пулю в глаз и тот повис как мешок на суку старой раскоряченной яблони.

Стало тихо. Мы набрали яблок, взвесили ровно килограмм. Вот лишнего нам точно не надо.
«Бери сколько, сколько надо по рецепту, иначе запутаешься – приговаривал папа, «Надкуси, вдохни грудью аромат. Попробуй почувствовать свободу летней ночи, чувство восторга и счастья сделанного сейчас дела. Почувствуй вкус жизни, ни с чем несравнимый вкус».
___

Сахар мы ёбнули в магазине, предварительно изнасиловав выпившую продавщицу Сельпо. Папа был в своем репертуаре. «Падаль, ты торгуешь колониальными товарами, - приговаривал он, пристроившись сзади и яростно втыкая хуй между её толстых ляжек. Я не выдержал и ввалил член в пухлый рот работницы торговли. А что, за кубинцев мы всегда готовы постоять! Здесь я с папой был полностью солидарен.
___

Домой вернулись под утро. Я просто валился с ног. Правда уже под конец мероприятий я приободрился, и чтобы оправдать доверие родителей, был готов к любым способам достижения поставленной цели.

Проснулся от того, что кто-то усердно дрочил мой член. Открыв глаза, я увидел улыбающуюся мать. «Сметану - то забыли, добытчики! А нам надо 500 грамм, не меньше!» - ласково сказала она, ловко орудуя правой рукой.
«Мама, что ты делаешь?! Прекрати»
«Успокойся сынок, все нормально. Я просто хочу, чтобы у тебя сегодня все получилось!» и с этими словами мама взяла мой член в теплый рот.

Как нам дались эти 500 грамм отдельная песня. Когда мать начала уставать, а я уже кончил два раза в специально приготовленную банку, к нам присоединилась Даша и чуть позже папа. Даша оказалась очень хорошим специалистом по извлечению аналога сметаны из наших хуев. Четыре часа жесткого порева дали результат. 500 грамм отборной семейной спермы наполняли банку.
И что еще важно! В процессе секса я решил, что Даша, маленькая хрупкая Даша, будет моей женой. Это осознание особо отчетливо пришло ко мне, после того, как мы с папой устроили ей «вертолет».
___

Полдень. Пышущая жаром русская печь. Она как женщина широкой души, страстная, горячая. Ждет часа, когда сможет обогреть, порадовать, приласкать. Ингредиенты на столе в полном наборе. Ура! Вот и 200 грамм сливочного масла! Мы с папой совсем забыли про него. Спасибо маме. Для его приготовления она заботливо и со знанием дела взбила веничком жирное грудное молоко Нюрки, передав готовому продукту всю силу и заботу материнских рук.

Я в фартуке, пеку первый фамильный яблочный пирог. Мои руки - энергия и желание, глаза - страсть и восхищение происходящим. Такое чувство не сравнить ни с чем, даже неожиданным маминым минетом.
Пирог с первого раза получился отменный.

Вот он секретный рецепт моего яблочного пирога:
Масло, полученное путем взбивания жирного грудного молока перепуганной от взрыва гранаты пилотки, хорошо растереть со спизженным в магазине сахарком.
Добавить свежие ампутированные мужские яйца и хорошо перемешать.
Добавить муку, взятую непосредственно с мукомольни и замесить тесто
Ворованные кислые яблоки (лучше антоновку), почистить, удалить сердцевину, нарезать тонкими ломтиками.
Сделать паузу. Вымыть руки. Налить водки и помянуть убитого вами мельника и/или его жену и/или садовника. Пить не чокаясь.
Выложить на горячий противень 2/3 приготовленного теста и разровнять. P.S. несколько лет спустя я отлично научился делать это с помощью утюга, которым я убил свою маму, после того как она в конец заебала меня своими советами.
На тесто выложить ворованные яблоки и тоже разровнять. P.S. Если яблоки не спиздить, а купить, вкус пирога не просто другой, такая хуйня получается, есть не возможно!
Из оставшегося теста сделать «косички» (скатать жгутик из теста, приплюснуть и сделать надрезы). P.S. Это дело лучше доверить жене.
Выложить косички на пирог и поставить в русскую печь, нагретую до 180-200С. Выпекать 35-40 минут
Для крема собственную сперму смешать с ворованным сахаром. P.S. в последствии я также использовал сперму своего сына и собаки.
Горячий пирог залить кремом дать остыть.

Нарезать Яблочный пирог на порции и Приятного всем аппетита!


Эпилог:
«Грохнул же кто-то мельничиху мою! Хотя плохо о покойных не говорят, но о ней можно. Редкая была сука. Эх, заживу сейчас я совсем по-другому!» - облегченно вздохнул мельник, откусывая большой кусок яблочного пирога и запивая чаем.

«Вкусно так, что можно ебнуться мозгом», - промычала Нюрка. Перевязанной рукой она держала кусок пирога, другой обгорелое одеяло со спящим младенцем.

На первый яблочный пирог единственного сына мама любезно пригласила пострадавших при его подготовке. Как оказалось, это тоже было фамильной традицией. Запах пирога распространялся по всей округе, и мне казалось, что мир зажил какой-то новой другой жизнью. Дети стали послушнее, люди добрее. Я открыл для себя новый мир. Я его сделал сам, как испек первый свой яблочный пирог, в котором была и сила и слабость, красота и безобразие, ночь и день, любовь и похоть, жизнь и смерть.

«А давайте выпьем за Фиделя Кастро!» - кричал подвыпивший отец. Нет, давай за твоего сына, за его пирог! На хуй его пирог пили уже, а давайте просто за дружбу»

Веселое застолье накрыла теплая июньская ночь.



 


Просмотров: 1589 | Комментариев: 3
 

Похожие новости:
  • Бюро находок
  • Замечательный сосед
  • Как мы с папой жили, пока мама в командировке была
  • Кровяная колбаса
  • Почему я вырос долбоёбом!
  • Подборка анекдотов четверга!
  • На медведя
  • Подборка анекдотов понедельника!
  • Анатомия :)
  • Анекдоты :)



  • S E L D O M  #1   15 декабря 2009 17:55   Комментариев :2080   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 2080
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 12.06.2009
    Статус: Пользователь offline


    Гы-гы-гы rofl dash
       
     


    gonobobel  #2   15 декабря 2009 21:01   Комментариев :2225   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 2225
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 28.05.2009
    Статус: Пользователь offline


    Это кто такую муть сочиняет? dash mellow
       
     


    steelars  #3   18 декабря 2009 15:35   Комментариев :50   


    Группа: Посетители
    Комментариев: 50
    Публикаций: 0

    На Чукотке с: 18.12.2009
    Статус: Пользователь offline


    angry angry suicide

    rofl very good
       
     
    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
    Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь.

    © 2005 - 2016 - Chukcha.net